Сделать домашней|Добавить в избранное
 



 
Гладышева Светлана - Центр защиты жилья и жилищных прав

ДЕЛО "КЛИМЕНКО (KLIMENKO) ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"

  • Сообщить об ошибке

 

ДЕЛО "КЛИМЕНКО (KLIMENKO) ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"


 



<1> (Жалоба N 18561/10)

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ <2>

 

(Страсбург, 2 мая 2017 г.)

 

--------------------------------

<1> Перевод с английского языка к.ю.н. Н.В. Прусаковой, неофициальный перевод, документ предоставлен КонсультантПлюс

<2> Настоящее Постановление вступило в силу 2 мая 2017 г. в соответствии с положениями пункта 2 статьи 28 Конвенции (примеч. редактора).

 

По делу "Клименко против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Третья Секция), заседая Комитетом в составе:

Хелены Келлер, Председателя Комитета,

Пере Пастора Вилановы,

Алены Полачковой, судей,

а также при участии Фатош Арачи, заместителя Секретаря Секции Суда,

рассмотрев дело в закрытом заседании 30 марта 2017 г.,

вынес в указанный день следующее Постановление:

 

ПРОЦЕДУРА

 

  1. Дело было инициировано жалобой N 18561/10, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) гражданином Российской Федерации Павлом Александровичем Клименко 15 марта 2010 г.
  2. Интересы заявителя представлял В. Каликин, адвокат, практикующий в г. Москве. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде Г.О. Матюшкиным.
  3. 3 сентября 2015 г. жалобы, касающиеся перехода прав собственности на квартиру заявителя г. Москве и его выселения, были коммуницированы властям Российской Федерации, остальная часть жалобы была признана неприемлемой для рассмотрения по существу в соответствии с пунктом 3 правила 54 Регламента Суда.

 

ФАКТЫ

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

  1. Заявитель родился в 1978 году и проживает в г. Москве.

 

  1. СДЕЛКИ С КВАРТИРОЙ, ПОЗДНЕЕ ПРИОБРЕТЕННОЙ ЗАЯВИТЕЛЕМ

 

  1. Квартира по адресу: г. Москва, Самаркандский бульвар, д. 137А-9, кв. 267, принадлежала г. Москве. Г. проживал в ней в качестве квартиросъемщика по договору социального найма, заключенного с городом. 21 февраля 2007 г. Г. скончался.
  2. В неустановленную дату дочь Г., Гет., подала в Росреестр поддельное решение суда о признании ее наследницей Г. и просила подтвердить ее право на квартиру по адресу: г. Москва, Самаркандский бульвар, д. 137А-9, кв. 267. 19 марта 2008 г., после проведения экспертной оценки ее заявления, она получила соответствующий документ.
  3. 17 апреля 2008 г. Гет. продала квартиру Н. 28 мая 2008 г., после проведения экспертной оценки сделки, Н. было выдано свидетельство о праве собственности на квартиру.
  4. 28 июля 2008 г. Н. продал квартиру заявителю. 28 августа 2008 г., после проведения экспертной оценки сделки, заявитель получил свидетельство, подтверждающее его право собственности на квартиру. Он и его семья переехали в квартиру и проживали в ней.

 

  1. ОТМЕНА ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ ЗАЯВИТЕЛЯ НА КВАРТИРУ

И ПРОИЗВОДСТВО О ВЫСЕЛЕНИИ

 

  1. 15 мая 2009 г. было возбуждено уголовное дело о приобретении Гет. квартиры мошенническим путем. Власти Российской Федерации не сообщили об исходе производства по делу.
  2. В неустановленную дату Департамент муниципального жилья и жилищной политики г. Москвы (далее - Департамент муниципального жилья) подал гражданский иск, требуя 1) отмены записи в реестре недвижимости о праве Гет. на квартиру, 2) аннулирования договора о купле-продаже квартиры между Гет. и Н. и Н. и заявителем, 3) передачи квартиры в собственность г. Москвы, 4) выселения заявителя.
  3. 19 июня 2009 г. Кузьминский районный суд г. Москвы удовлетворил требования Департамента муниципального жилья. Суд решил, что дело касается одного из двух исключений из прав собственника bona fide <1>, которое требует, чтобы приоритет был отдан г. Москве как изначальному собственнику, который был лишен своего имущества против своей воли. Право заявителя на квартиру было аннулировано и передано властям г. Москвы. Суд также принял решение о выселении заявителя. Заявитель обжаловал постановление суда.

--------------------------------

<1> Bona fide (лат.) - добросовестный (примеч. переводчика).

 

  1. 29 сентября 2009 г. Московский городской суд оставил постановление Кузьминского районного суда от 19 июня 2009 г. без изменений.
  2. 25 января и 12 мая 2011 г. заявитель безуспешно подавал в Департамент муниципального жилья заявления о предоставлении жилья.
  3. 13 декабря 2011 г. заявитель был выселен из квартиры.
  4. По утверждению властей Российской Федерации, 16 июля 2012 г. Департамент муниципального жилья предоставил квартиру в качестве социального жилья семье из четырех человек. 25 апреля 2014 г. право собственности на квартиру было передано этой семье в порядке приватизации.

 

  1. ИСК ЗАЯВИТЕЛЯ К Н.

 

  1. 19 июня 2009 г. районный суд удовлетворил иск заявителя к Н. и присудил ему 990 000 рублей в качестве компенсации вреда.
  2. 12 октября 2011 г. служба судебных приставов возбудила исполнительное производство.
  3. 15 марта 2006 г. служба судебных приставов прекратила производство, поскольку установить местонахождение Н. или получить информацию о его имуществе не представлялось возможным.
  4. По утверждению властей Российской Федерации, исполнительное производство еще не завершено. Постановление, вынесенное в пользу заявителя, остается неисполненным.

 

ПРАВО

 

  1. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 1 ПРОТОКОЛА N 1

К КОНВЕНЦИИ

 

  1. Заявитель жаловался на то, что он был лишен своей квартиры в нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, которая в соответствующих частях гласит:

"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения не умаляют права Государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов".

  1. Власти Российской Федерации оспаривали эти доводы. Они полагали, что вмешательство в право собственности заявителя было "предусмотрено законом". По их мнению, власти г. Москвы утратил право собственности на квартиру в результате мошеннических действий Гет., и, соответственно, город имел право требовать обратно квартиру у заявителя, несмотря на то, что он приобрел ее добросовестно. Власти Российской Федерации также полагали, что данное вмешательство преследовало законную цель. Власти г. Москвы несут ответственность за предоставление доступного жилья гражданам с низкими доходами. Соответственно, власти г. Москвы потребовали квартиру в интересах этих людей и передали ее семье из четырех человек, стоящих на очереди на социальное жилье. Наконец, власти Российской Федерации утверждали, что вмешательство в право заявителя не может считаться непропорциональным, учитывая, что суды Российской Федерации удовлетворили его требования к Н. и он сохранял возможность подавать при необходимости иные требования о компенсации ущерба. Кроме того, выселение заявителя было приостановлено на два года с тем, чтобы он смог предпринять соответствующие действия по поиску жилья. Наконец, они указали, что в случае, если он сочтет это необходимым, заявитель может ходатайствовать о предоставлении социального жилья.
  2. Заявитель настаивал на своих требованиях. Он считал, что вмешательство в его право собственности было незаконным и непропорциональным. В частности, он указал, что городские власти не обеспечили надлежащего контроля за сделками с квартирой. Власти Российской Федерации не объяснили, почему власти г. Москвы не проверили действительность постановления суда, предположительно признававшего право Гет. на квартиру. Последствия недосмотра со стороны властей не должны устраняться за его счет. Заявитель далее утверждал, что утрата квартиры стала для него чрезмерным бременем. Несмотря на то, что власти приостановил выселение на некоторое время, он был лишен без какой-либо компенсации собственности, приобретенной добросовестно. После потери своей собственности он не мог купить новую квартиру и в настоящий момент снимает жилье. Политика социального жилья, разработанная городскими властями, не может оправдать его потери.

 

  1. ПРИЕМЛЕМОСТЬ ЖАЛОБЫ

 

  1. Европейский Суд полагает, что данная жалоба не является явно необоснованной по смыслу подпункта "a" пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он далее отмечает, что она не является неприемлемой по каким-либо иным основаниям. Следовательно, она должна быть объявлена приемлемой для рассмотрения по существу.

 

  1. СУЩЕСТВО ЖАЛОБЫ

 

  1. Общие принципы

 

  1. Общие принципы, касающиеся защиты собственности, установлены в сложившейся прецедентной практике Европейского Суда (см. Постановление Европейского Суда по делу "Гладышева против Российской Федерации" (Gladysheva v. Russia) от 6 декабря 2011 г., жалоба N 7097/10 <1>, §§ 64 - 68).

--------------------------------

<1> См.: Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2012. N 6 (примеч. редактора).

 

  1. Применение вышеизложенных принципов в настоящем деле

 

  1. Европейский Суд ранее неоднократно рассматривал дела, в которых власти Российской Федерации или муниципальные власти, являясь первоначальными собственниками жилья, успешно истребовали его от владельцев bona fide, когда выяснялось, что предыдущие сделки в отношении этой собственности были совершены мошенническим путем (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Гладышева против Российской Федерации", §§ 77 - 83, Постановление Европейского Суда по делу "Столярова против Российской Федерации" (Stolyarova v. Russia) от 29 января 2015 г., жалоба N 15711/13 <2>, §§ 47 - 51, Постановление Европейского Суда по делу "Андрей Медведев против Российской Федерации" (Andrey Medvedev v. Russia) от 13 сентября 2016 г., жалоба N 75737/13, §§ 42 - 47 <3>, Постановление Европейского Суда по делу "Кириллова против Российской Федерации" (Kirillova v. Russia), жалоба N 50775/13 <4>, §§ 33 - 40, а также Постановление Европейского Суда по делу "Анна Попова против Российской Федерации" (Anna Popova v. Russia) от 4 октября 2016 г., жалоба N 59391/12, §§ 33 - 39). Рассматривая конкретные условия и характер процедуры, в ходе которой государство передавало свое имущество частным лицам, Европейский Суд отмечал, что она находилась в исключительном ведении государства, и заключал, что недостатки такой процедуры, приводящие к потере государством его недвижимости, не должны устраняться за счет владельцев жилища bona fide. Европейский Суд далее делал вывод, что подобная реституция собственности в пользу государства или муниципального образования при отсутствии выплаченной компенсации владельцу bona fide налагает чрезмерное индивидуальное бремя на последнего, и при этом не соблюдается справедливый баланс между нуждами, представляющими общественный интерес, с одной стороны, и правом заявителей на мирное осуществление прав на их имущество, с другой.

--------------------------------

<2> См.: Российская хроника Европейского Суда. 2015. N 3 (примеч. редактора).

<3> См.: Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2017. N 4 (примеч. редактора).

<4> См.: там же. 2016. N 7 (примеч. редактора).

 

  1. Возвращаясь к обстоятельствам настоящего дела, Европейский Суд не видит каких-либо причин для того, чтобы прийти к иному выводу в настоящем деле. Европейский Суд отмечает, что квартира более не принадлежала городу в результате мошенничества, совершенного третьей стороной. В объяснениях властей Российской Федерации не было, однако, указано, когда и каким образом обнаружилась подделка, и почему, как утверждал заявитель, власти не проверили подлинность документов, представленных Гет. при подаче заявления о признании ее права собственности на квартиру.
  2. Европейский Суд далее установил, что существовали гарантии того, что квартира меняла владельца в соответствии с законодательством Российской Федерации. Каждый раз при ее продаже органы по регистрации прав собственности были обязаны проверять законность сделки. Власти Российской Федерации, тем не менее, не предоставили надлежащего объяснения, почему такие гарантии не являются эффективными для выявления мошенничества и защиты интересов города. При подобных обстоятельствах Европейский Суд полагает, что заявитель не может нести ответственность за риск того, что его право собственности на квартиру может быть отменено в связи с указанными упущениями со стороны властей в ходе процедуры, специально предназначенной для предотвращения мошенничества при заключении сделок с недвижимостью. Европейский Суд напоминает, что за последствия любых ошибок, допущенных государственным органом, должно нести ответственность государство, и они не должны устраняться за счет заинтересованных частных лиц (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Столярова против Российской Федерации", § 49). Таким образом, Европейский Суд приходит к выводу, что утрата заявителем права на квартиру и передача на нее прав собственности властям г. Москвы в обстоятельствах настоящего дела возлагали на него непропорциональное и чрезмерное бремя. Следовательно, имело место нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.

 

  1. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 8 КОНВЕНЦИИ

 

  1. Заявитель жаловался на то, что выселение из квартиры нарушило его право на уважение жилища. Он ссылался на статью 8 Конвенции, которая гласит:

"1. Каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции.

  1. 2. Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц".
  2. Власти Российской Федерации признали, что выселение заявителя являлось вмешательством в его права, гарантированные статьей 8 Конвенции. Однако они полагали, что такое вмешательство было законным, преследовало законную цель защиты прав лиц, имеющих право на социальной жилье, и было пропорционально этой цели.
  3. Заявитель настаивал на своей жалобе.
  4. Европейский Суд отмечает, что настоящая жалоба связана с жалобой, рассмотренной выше, и, соответственно, также признается приемлемой для рассмотрения по существу. Вместе с тем, учитывая выводы, касающиеся статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции (см. §§ 25 - 27 настоящего Постановления), Европейский Суд полагает, что отсутствует необходимость в рассмотрении тех же фактов с точки зрения статьи 8 Конвенции (см., mutatis mutandis, Постановление Европейского Суда по делу "Ахвердиев против Азербайджана" (Akhverdiyev v. Azerbaijan) от 29 января 2015 г., жалоба N 76254/11, §§ 101 - 105).

 

III. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

 

  1. Статья 41 Конвенции гласит:

"Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".

 

  1. УЩЕРБ

 

  1. Требования заявителя в отношении возмещения материального ущерба и компенсации морального вреда представлены в таблице:

 

Материальный ущерб

Моральный вред

Цена за квартиру, уплаченная заявителем

8 000 000 рублей

100 000 евро

Гонорар агента при приобретении квартиры

47 300 рублей

Арендная плата (с 2011 года по настоящее время)

2 920 000 рублей

Гонорар агента при аренде квартиры

20 000 рублей

 

  1. Власти Российской Федерации полагали, что требования заявителя являются чрезмерными и необоснованными.
  2. Европейский Суд принимает во внимание, что в настоящем деле установлено нарушение прав заявителя, гарантированных статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции. Он полагает, что существует причинно-следственная связь между установленным нарушением и вредом, причиненным заявителю.
  3. Европейский Суд напоминает, что обычно приоритет по статье 41 Конвенции отдается принципу restitutio in integrum <1>, поскольку от государства-ответчика ожидается обеспечение реального возмещения вреда, причиненного последствиями нарушения таким образом, чтобы восстановить по возможности положение, существовавшее до нарушения (см. среди прочих примеров Постановление Европейского Суда по делу "Пьерсак против Бельгии" (Piersack v. Belgium) от 26 октября 1984 г., § 12, Series A, N 85, Постановление Европейского Суда по делу "Тчитчинадзе против Грузии" (Tchitchinadze v. Georgia) от 27 мая 2010 г., жалоба N 18156/05, § 69, Постановление Европейского Суда по делу "Патриарх Константинополя против Турции" (Fener Rum {Patrikligi} <*> (Ecumenical Patriarchy) v. Turkey) (справедливая компенсация) от 15 июня 2010 г., жалоба N 14340/05, §§ 35, 198, а также Постановление Европейского Суда по делу "Стойчева против Болгарии" (Stoycheva v. Bulgaria) от 19 июля 2011 г., жалоба N 43590/04). Следовательно, учитывая свои выводы в настоящем деле и тот факт, что власти г. Москвы более не владеют квартирой и что она была передана третьим лицам в порядке приватизации социального жилья, Европейский Суд полагает, что власти Российской Федерации должны обеспечить получение заявителем равноценной квартиры. Европейский Суд далее отмечает, что требования заявителя в части, касающейся арендной платы за квартиру и соответствующего гонорара агенту, должны быть удовлетворены в полном объеме. Соответственно, он присуждает заявителю 38 321 евро в качестве возмещения материального ущерба, а также любые налоги, которые могут быть взысканы с этой суммы.

--------------------------------

<1> Restitutio in integrum (лат.) - полная реституция, возвращение к первоначальному состоянию, восстановление той ситуации, в которой находилось лицо до нарушения Конвенции (примеч. переводчика).

<*> Здесь и далее по тексту слова на национальном языке набраны латинским шрифтом и выделены фигурными скобками.

 

  1. Кроме того, Европейский Суд не сомневается в том, что заявителю были причинены моральные страдания в связи с лишением его собственности. Исходя из принципа справедливости, Европейский Суд присуждает заявителю 5 000 евро в качестве компенсации морального вреда, а также любые налоги, которые могут быть взысканы с этой суммы.

 

  1. СУДЕБНЫЕ РАСХОДЫ И ИЗДЕРЖКИ

 

  1. Требования заявителя о возмещении судебных расходов и издержек представлены следующим образом:

 

Судебные расходы во время производства в судах Российской Федерации

241 500 рублей

Судебные расходы во время производства в Европейском Суде

1 643 984 рублей

Почтовые расходы

13 093 рубля

Картридж

5 990 рублей

Расходы на перевод

38 814 рублей

 

  1. Власти Российской Федерации утверждали, что требования заявителя о возмещении судебных расходов и издержек, понесенных в судах Российской Федерации, должны быть отклонены, поскольку они не имеют отношения к производству в Европейском Суде. Власти Российской Федерации полагали, что требования заявителя и расходы, понесенные в Европейском Суде, являются чрезмерными и необоснованными. Власти Российской Федерации не оспаривали требования заявителя о компенсации почтовых расходов.
  2. Согласно прецедентной практике Европейского Суда заявитель имеет право на возмещение судебных расходов и издержек, если будет доказано, что они были реальными, необходимыми, а также разумными по объему. Принимая во внимание имеющиеся в его распоряжении документы, Европейский Суд считает разумным присудить заявителю 2 250 евро в качестве возмещения судебных расходов и издержек.

 

  1. ПРОЦЕНТНАЯ СТАВКА ПРИ ПРОСРОЧКЕ ПЛАТЕЖЕЙ

 

  1. Европейский Суд полагает, что процентная ставка при просрочке платежей должна определяться исходя из предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.

 

На основании изложенного Суд единогласно:

 

1) объявил жалобу приемлемой для рассмотрения по существу;

2) постановил, что имело место нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции;

3) постановил, что отсутствует необходимость в отдельном рассмотрении жалобы на нарушение статьи 8 Конвенции;

4) постановил, что:

(a) государство-ответчик обязано обеспечить соответствующими средствами и как можно скорее получение заявителем равноценной квартиры;

(b) государство-ответчик обязано в течение трех месяцев выплатить заявителю следующие суммы, подлежащие переводу в рубли по курсу, действующему на день выплаты:

(i) 38 321 евро (тридцать восемь тысяч триста двадцать один евро) в качестве компенсации материального ущерба, а также любые налоги, которые могут быть взысканы с этой суммы;

(ii) 5 000 евро (пять тысяч евро), в качестве компенсации морального вреда, а также любые налоги, которые могут быть взысканы с этой суммы;

(iii) 2 250 евро (две тысячи двести пятьдесят евро) в качестве компенсации судебных расходов и издержек, а также любые налоги, которые могут быть взысканы с этой суммы;

(c) по истечении указанного трехмесячного срока и до момента выплаты на указанные суммы должны начисляться простые проценты в размере предельной годовой кредитной ставки Европейского центрального банка, действующей в период невыплаты, плюс три процента;

5) отклонил оставшуюся часть требований заявителя о справедливой компенсации.

Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 2 мая 2017 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

 

Председатель

Комитета Суда

ХЕЛЕН КЕЛЛЕР

 

Заместитель

Секретаря Секции Суда

ФАТОШ АРАЧИ

 

 

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий
 

Гладышева Светлана

Консультация: +7 (916) 082-87-59
Почта: info(@)gladysheva.ru

Почта: goodflat77@gmail.com