Сделать домашней|Добавить в избранное
 



 
Гладышева Светлана - Центр защиты жилья и жилищных прав

ДЕЛО "АННА ПОПОВА (ANNA POPOVA) ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"

  • Сообщить об ошибке

ДЕЛО "АННА ПОПОВА (ANNA POPOVA) ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"


 


<1> (Жалоба N 59391/12)

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ <2>

 

(Страсбург, 4 октября 2016 года)

 

--------------------------------

<1> Перевод с английского языка Г.А. Николаева, неофициальный перевод, документ предоставлен КонсультантПлюс

<2> Настоящее Постановление вступило в силу 4 января 2017 г. в соответствии с положениями пункта 2 статьи 44 Конвенции (примеч. редактора).

 

По делу "Анна Попова против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Третья Секция), заседая Палатой в составе:

Луиса Лопеса Герра, Председателя Палаты,

Хелены Ядерблом,

Хелены Келлер,

Дмитрия Дедова,

Бранко Лубарды,

Алены Полачковой,

Георгиоса А. Сергидеса, судей,

а также при участии Стивена Филлипса, Секретаря Секции Суда,

рассмотрев дело в закрытом заседании 13 сентября 2016 г.,

вынес в указанный день следующее Постановление:

 

ПРОЦЕДУРА

 

  1. Дело было инициировано жалобой N 59391/12, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) гражданкой Российской Федерации Анной Станиславовной Поповой (далее - заявительница) 12 июля 2012 г.
  2. Интересы заявительницы, которой была оказана юридическая помощь, представляла М. Самородкина, адвокат, практикующая в г. Москве. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде Г.О. Матюшкиным.
  3. Заявительница, в частности, утверждала, что она была лишена квартиры в нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции и что ее выселение составляло нарушение статьи 8 Конвенции.
  4. 13 января 2014 г. Председатель Первой Секции решил применить правило 41 Регламента Суда и рассмотреть жалобу в приоритетном порядке и коммуницировал жалобу на нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции и статьи 8 Конвенции властям Российской Федерации. Оставшаяся часть жалобы была признана неприемлемой для рассмотрения по существу.

 

ФАКТЫ

 

  1. Обстоятельства дела

 

  1. Заявительница родилась в 1964 году и проживает в г. Челябинске.

 

  1. Предварительная информация о квартире,

позднее приобретенной заявительницей

 

  1. В 1971 году фабрика, которой принадлежал жилой дом, предоставила П. квартиру по договору социального найма по адресу: г. Челябинск, ул. Коммуны, 125-56. В 1992 году право на дом было передано администрации г. Челябинска. П. проживал в квартире в качестве нанимателя до своей смерти 3 декабря 2010 г.
  2. После смерти П. администрация г. Челябинска начала процедуру регистрации квартиры как свободной для ее предоставления иному лицу, имеющему право на получение жилья по договору социального найма. Однако выяснилось, что согласно документам квартира более не являлась муниципальной собственностью и принадлежала Л. Федеральная служба государственной регистрации кадастра и картографии (Росреестр) (далее - регистрационная служба) направила соответствующие сведения главе администрации 16 февраля 2011 г. Глава администрации предложил региональному прокурору проверить ситуацию с квартирой.
  3. Прокурор установил, что квартира была предметом ряда сделок. В соответствии с предоставленными документами 9 ноября 1992 г. фабрика подписала договор о приватизации, на основании которого квартира была передана Х. 3 декабря 1992 г. сделка была зарегистрирована соответствующей регистрационной службой. 25 января 2011 г. Х. продал квартиру Л., который продал ее 21 апреля 2011 г. Я. Эти сделки были также зарегистрированы регистрационной службой.
  4. Следователь полиции допросил Х., который отрицал, что имел какое-либо отношение к квартире. Что касается его паспортных данных, указанных в договоре о приватизации, он пояснил, что в 2009 и 2010 годах он дважды терял паспорт и никогда не видел П. или Л. Полиция также установила, что Л., который в то время проходил службу в армии, также потерял свой паспорт в 2009 году.
  5. 31 марта 2011 г. прокурор направил ответ главе администрации, сообщив ему следующее:

"Представляется, что лица, которые являлись сторонами сделок с квартирой, совершили преступление в этом отношении. Соответственно, материалы дела переданы в [полицию] для дальнейшей проверки...

[Полиция] сообщит Вам о результатах проверки...

Кроме того, чтобы предотвратить дальнейшие сделки с квартирой, я предложил главному государственному регистратору отказывать в государственной регистрации любых будущих сделок с квартирой".

  1. В неустановленную дату полиция возбудила уголовное дело в связи со сделками в отношении квартиры.
  2. 22 июня 2011 г. Я. продал квартиру заявительнице.

 

  1. Требования администрации в отношении квартиры

 

  1. 30 июня 2011 г., действуя от имени администрации, прокурор предъявил иск к Х., Л. и Я. об истребовании квартиры из чужого владения и о признании недействительными всех сделок, заключенных в отношении нее. Прокурор утверждал, что Х. никогда не проживал в квартире и что квартира никогда не передавалась ему администрацией в порядке приватизации. Прокурор просил суд признать недействительными договор о приватизации от 9 ноября 1992 г. и последующие сделки в отношении квартиры как не основанные на законе. Центральный районный суд г. Челябинска назначил заседание на 1 сентября 2011 г.
  2. 6 июля 2011 г. регистрационная служба выдала свидетельство, подтверждающее приобретение квартиры заявительницей и ее право собственности на нее.
  3. 16 сентября 2011 г. Центральный районный суд удовлетворил ходатайство заявительницы и разрешил ей участвовать в разбирательстве, инициированном прокурором. Она утверждала, что являлась добросовестной приобретательницей квартиры и что администрация не могла изъять у нее квартиру.
  4. 5 октября 2011 г. Центральный районный суд вынес определение, запрещающее регистрацию любых сделок в отношении квартиры.

 

  1. Прекращение права собственности заявительницы на квартиру

и разбирательство о выселении

 

  1. 23 декабря 2011 г. Центральный районный суд г. Челябинска удовлетворил требования, выдвинутые прокурором от имени администрации города. Право собственности заявительницы на квартиру было прекращено, и квартира была передана администрации. Центральный районный суд также вынес решение о выселении заявительницы. Наконец, он обязал Я. вернуть заявительнице сумму, которую она уплатила за квартиру. Центральный районный суд обосновал решение следующим образом:

"...Статья 302 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривает, что, если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого лица, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

В ходе разбирательства было установлено, что данная квартира выбыла из владения администрации города помимо воли последней. Соответственно, квартира... должна быть изъята у [заявительницы] и передана администрации".

  1. 5 марта 2012 г. Челябинский областной суд, рассмотрев жалобу, оставил без изменения решение Центрального районного суда от 23 декабря 2011 года. Челябинский областной суд также отметил, что заявительница не могла признаваться добросовестной приобретательницей, учитывая, что она знала, что квартира была трижды перепродана в течение пяти месяцев.
  2. 13 декабря 2013 г. Я. умер. Решение Центрального районного суда от 23 декабря 2011 г. в части, касающейся взыскания денежных средств в пользу заявительницы, остается неисполненным.
  3. По утверждению властей Российской Федерации, заявительница не была выселена и продолжает проживать в квартире.

 

  1. Иск заявительницы о возмещении вреда к государству

 

  1. В неустановленную дату заявительница предъявила иск к государству, утверждая, что бездействие местных властей привело к тому, что она приобрела квартиру у лица, которое не имело права продавать ее.
  2. 19 декабря 2013 г. Тверской районный суд г. Москвы отклонил иск заявительницы.
  3. 16 июня 2014 г. Московский городской суд, рассмотрев жалобу, оставил решение от 19 декабря 2013 г. без изменения.

 

  1. Соответствующие законодательство Российской Федерации

и правоприменительная практика

 

  1. Краткий обзор соответствующего законодательства Российской Федерации и правоприменительной практики изложен в Постановлении Европейского Суда по делу "Гладышева против Российской Федерации" (Gladysheva v. Russia) от 6 декабря 2011 г., жалоба N 7097/10 <1>, §§ 35 - 37.

--------------------------------

<1> См.: Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2012. N 6 (примеч. редактора).

 

ПРАВО

 

  1. Предполагаемое нарушение статьи 1 Протокола N 1

к Конвенции

 

  1. Заявительница жаловалась на то, что была лишена имущества в нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, которая в соответствующих частях предусматривает следующее:

"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения не умаляют права Государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов".

 

  1. Приемлемость жалобы

 

  1. Европейский Суд отмечает, что настоящая жалоба не является явно необоснованной в значении подпункта "a" пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что жалоба не является неприемлемой по каким-либо другим основаниям. Следовательно, она должна быть объявлена приемлемой для рассмотрения по существу.

 

  1. Существо жалобы

 

  1. Доводы сторон

 

(a) Власти Российской Федерации

 

  1. Власти Российской Федерации утверждали, что вмешательство в имущественные права заявительницы было законным. По их мнению, квартира выбыла из владения администрации города в результате мошеннических действий неустановленных лиц, которые подделали договор о приватизации. С точки зрения властей Российской Федерации, настоящее дело следует отличать от упомянутого выше дела Гладышевой, в котором у властей были все возможности проверить подлинность документов, заключая договоры социального найма и приватизации жилья с частным лицом. В рассматриваемом деле договор о приватизации, в соответствии с которым квартира была передана в собственность частного лица, был подделан. Администрация города не имела намерения распоряжаться своим имуществом. Администрации города стало известно о существовании прав третьего лица в отношении квартиры после смерти нанимателя, который проживал в квартире по договору социального найма.
  2. Власти Российской Федерации также полагали, что вмешательство в имущественные права заявительницы преследовало законную цель защиты прав и интересов других лиц, особенно лиц, поставленных на учет для получения жилья. Власти Российской Федерации далее отметили, что возвращение квартиры администрации не возлагало на заявительницу чрезмерного бремени. Она не была выселена и продолжала проживать в квартире. Кроме того, заявительнице принадлежала другая недвижимость, которую она продала сразу же после того, как прокурор предъявил к ней иск в отношении квартиры. Наконец, власти Российской Федерации утверждали, что заявительница была поставлена на учет в качестве лица, нуждающегося в социальном жилье. Кроме того, был удовлетворен ее иск к лицу, которое продало ей квартиру.

 

(b) Заявительница

 

  1. Заявительница настаивала, что вмешательство в ее имущественные права не соответствовало применимому законодательству. Она добросовестно приобрела квартиру, и в соответствии с законом администрация города была лишена права требовать возвращения квартиры. Заявительница далее утверждала, что утрата имущества представляла собой непропорциональное вмешательство в ее права, предусмотренные статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции. Власти возложили на нее чрезмерное бремя и не обеспечили справедливое равновесие между своим решением истребовать имущество у заявительницы и ее интересами. Ряд мошеннических сделок с квартирой явился результатом упущений и отсутствия надлежащей заботливости со стороны властей. Осуществляя регистрацию продаж квартиры, регистрационная служба не проверяла подлинность предоставленных документов. Кроме того, властям стало известно о приватизации квартиры мошенническим путем, когда квартира все еще была зарегистрирована в качестве собственности Х. Однако они не приняли никаких мер, чтобы обеспечить возвращение квартиры, и предъявили иск об изъятии квартиры из чужого владения несвоевременно. В результате квартира была трижды перепродана. Каждая сделка была зарегистрирована регистрационной службой. Наконец, заявительница отметила, что она не получила никакой компенсации в связи с утратой собственности на квартиру. Ее иск о возмещении вреда, предъявленный к властям, был отклонен. Я. умер, и решение, вынесенное в ее пользу, осталось неисполненным.

 

  1. Мнение Европейского Суда

 

(a) Общие принципы

 

  1. Общие принципы относительно защиты собственности установлены в прецедентной практике Европейского Суда (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Гладышева против Российской Федерации", §§ 64 - 68).

 

(b) Применение общих принципов в настоящем деле

 

  1. Европейский Суд отмечает, что сторонами не оспаривается, что квартира являлась имуществом заявительницы и что отмена ее собственности на квартиру составляла вмешательство в ее права, предусмотренные статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции. Европейский Суд не усматривает оснований для иного вывода.
  2. Кроме того, Европейский Суд не считает необходимым в обстоятельствах настоящего дела разрешать вопросы законности отмены титула заявительницы на квартиру или законной цели спорной меры. Эти вопросы будут рассмотрены в §§ 33 - 39 настоящего Постановления в той степени, в которой они имеют значение для оценки соразмерности вмешательства (см. для сравнения упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Гладышева против Российской Федерации", §§ 72 - 76, и Постановление Европейского Суда по делу "Столярова против Российской Федерации" (Stolyarova v. Russia) от 29 января 2015 г., жалоба N 15711/13 <1>, §§ 45 - 46).

--------------------------------

<1> См.: Российская хроника Европейского Суда. 2015. N 3 (примеч. редактора).

 

  1. Что касается вопроса о том, было ли установлено справедливое равновесие между требованиями общего интереса и защиты основных прав лица, Европейский Суд отвечает на этот вопрос отрицательно. По его мнению, возвращение квартиры администрации города возложило на заявительницу непропорциональное бремя.
  2. В этой связи Европейский Суд отмечает, что, как указано властями Российской Федерации, администрация города утратила свое право собственности на квартиру в результате мошенничества, когда неустановленные лица подделали договор о приватизации. Он также признает, что у администрации города отсутствовала возможность узнать о мошеннической передаче титула на квартиру в любое время до освобождения квартиры после смерти нанимателя в 2010 году. Вместе с тем Европейский Суд полагает, что после того, как о мошенничестве стало известно, власти не проявили заботливость или не действовали своевременно для обеспечения возвращения квартиры.
  3. Согласно информации, предоставленной властями Российской Федерации, 16 февраля 2011 г. администрация города получила сведения о том, что квартира более не являлась муниципальной собственностью. Действительно, властям требовалось определенное количество времени, чтобы провести проверку по данному вопросу и выяснить обстоятельства дела. Однако к 31 марта 2011 г. прокурор уже сообщил государственной службе регистрации о ситуации с квартирой и просил последнюю отказывать в регистрации любых будущих сделок в отношении квартиры. Власти Российской Федерации, тем не менее, не предоставили какого-либо объяснения относительно того, почему квартира трижды перешла из рук в руки после предупреждения прокурора. Судебный запрет любых сделок с квартирой был установлен лишь в октябре 2011 года, после того, как заявительница приобрела ее.
  4. Европейский Суд далее отклоняет довод властей Российской Федерации о том, что заявительница сама несла ответственность за сложившуюся ситуацию, поскольку она приобрела квартиру, которая была предметом двух предыдущих сделок в течение краткого периода времени. Регистрационная служба признала эти сделки соответствующими применимому законодательству и одобрила их. Ни внутригосударственные суды, ни власти Российской Федерации не пояснили, почему при таких обстоятельствах заявительница должна была сомневаться в легитимности этих сделок.
  5. Наконец, Европейский Суд отмечает, что заявительница была лишена права собственности без какой-либо компенсации и что она не могла рассчитывать на получение иного жилья от государства. Решение суда в ее пользу, которым Я. был обязан вернуть ее деньги, остается неисполненным до сегодняшнего дня. Ее исковые требования к государству в связи с упущениями регистрационной службы были отклонены.
  6. Вышеизложенные соображения являются достаточными для того, чтобы Европейский Суд мог заключить, что условия, при которых заявительница была лишена права собственности на квартиру, возложили на нее индивидуальное и чрезмерное бремя и что власти не установили справедливого равновесия между требованиями общественного интереса, с одной стороны, и правом заявительницы на уважение ее собственности, с другой стороны.
  7. Соответственно, имело место нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.

 

  1. Предполагаемое нарушение статьи 8 Конвенции

 

  1. Заявительница жаловалась на то, что выселение представляет нарушение ее права на уважение жилища. Она ссылалась на статью 8 Конвенции, которая гласит:

"1. Каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции.

  1. Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц".
  2. Власти Российской Федерации оспорили данный довод.
  3. Заявительница настаивала на своей жалобе.
  4. Европейский Суд отмечает, что в этой части жалоба связана с рассмотренной ранее и поэтому должна быть также объявлена приемлемой для рассмотрения по существу. Однако с учетом вывода, сделанного в контексте статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции (см. §§ 30 - 39 настоящего Постановления), и того, что заявительница остается в квартире (см. § 20 настоящего Постановления), Европейский Суд полагает, что отсутствует необходимость рассматривать те же факты с точки зрения статьи 8 Конвенции (см., mutatis mutandis, Постановление Европейского Суда по делу "Ахвердиев против Азербайджана" (Akhverdiyev v. Azerbaijan) от 29 января 2015 г., жалоба N 76254/11, §§ 101 - 105).

 

III. Применение статьи 41 Конвенции

 

  1. Статья 41 Конвенции гласит:

"Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".

 

  1. Ущерб

 

  1. Заявительница требовала выплаты 1 870 000 рублей в качестве компенсации материального ущерба и 48 500 евро в качестве компенсации морального вреда.
  2. Власти Российской Федерации считали требования заявительницы чрезмерными и необоснованными.
  3. Европейский Суд учитывает, что он установил нарушение прав заявительницы, предусмотренных статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции. Он полагает, что имеется очевидная причинно-следственная связь между установленным нарушением и ущербом, причиненным заявительнице.
  4. Европейский Суд напоминает, что обычно приоритетом при применении статьи 41 Конвенции является restitutio in integrum <1>, поскольку от государства-ответчика ожидается принятие всех осуществимых мер для возмещения последствий нарушения таким способом, чтобы восстановить, насколько это возможно, положение, существовавшее до нарушения (см., в частности, Постановление Европейского Суда по делу "Пьерсак против Бельгии" (Piersack v. Belgium) (статья 50) от 26 октября 1984 г., § 12, Series A, N 85, Постановление Европейского Суда по делу "Тчитчинадзе против Грузии" (Tchitchinadze v. Georgia) от 27 мая 2010 г., жалоба N 18156/05, § 69, Постановление Европейского Суда по делу "Стойчева против Болгарии" (Stoycheva v. Bulgaria) от 19 июля 2011 г., жалоба N 43590/04). Соответственно, учитывая свои выводы в настоящем деле, Европейский Суд считает, что наиболее целесообразной формой возмещения были бы восстановление права собственности заявительницы на квартиру и отмена решения о ее выселении. Таким образом, заявительница была бы поставлена, насколько это возможно, в положение, эквивалентное тому, в котором она находилась бы, если бы нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции не было бы допущено.

--------------------------------

<1> Restitutio in integrum (лат.) - восстановление в первоначальном положении (примеч. переводчика).

 

  1. Кроме того, Европейский Суд не сомневается в том, что заявительница испытала страдание и разочарование в связи с лишением ее имущества. Оценивая указанные обстоятельства на основе принципа справедливости, Европейский Суд присуждает заявительнице 5 000 евро в качестве компенсации морального вреда, а также любые налоги, подлежащие начислению на указанную сумму.

 

  1. Судебные расходы и издержки

 

  1. Заявительница также требовала выплаты 576 204 рублей и 2 000 евро в качестве возмещения судебных расходов и издержек, понесенных до обращения в Европейский Суд и в Европейском Суде.
  2. Власти Российской Федерации указывали, что судебные расходы и издержки заявительницы не являлись необходимыми и что она не доказала, что они вообще были понесены. В частности, заявительница не доказала, что она уплатила 2 000 евро Самородкиной, кроме того, она не предоставила соглашение, заключенное между нею и Пузановым, подавшим жалобу от ее имени.
  3. В соответствии с прецедентной практикой Европейского Суда заявитель имеет право на возмещение расходов и издержек только в той части, в которой они были действительно понесены, являлись необходимыми и разумными по размеру. В настоящем деле сумма в 850 евро уже была выплачена заявительнице в порядке освобождения от оплаты юридической помощи. Учитывая документы, предоставленные заявительницей в поддержку своих требований, и указанные выше критерии, Европейский Суд считает разумным присудить заявительнице 2 000 евро в отношении всех видов издержек.

 

  1. Процентная ставка при просрочке платежей

 

  1. Европейский Суд полагает, что процентная ставка при просрочке платежей должна определяться исходя из предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.

 

НА ОСНОВАНИИ ИЗЛОЖЕННОГО СУД ЕДИНОГЛАСНО:

 

1) объявил жалобу приемлемой для рассмотрения по существу;

2) постановил, что имело место нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции;

3) постановил, что отсутствует необходимость в рассмотрении жалобы на основании статьи 8 Конвенции;

4) постановил, что:

(a) государство-ответчик обязано в течение трех месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции обеспечить адекватными средствами реституцию титула заявительницы на квартиру и отмену решения о ее выселении;

(b) государство-ответчик обязано в течение трех месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить заявительнице следующие суммы, подлежащие переводу в валюту государства-ответчика по курсу, действующему на день выплаты:

(i) 5 000 евро (пять тысяч евро) в качестве компенсации морального вреда, а также любой налог, подлежащий начислению на указанную сумму;

(ii) 2 000 евро (две тысячи евро) в качестве компенсации судебных расходов и издержек, а также любой налог, обязанность уплаты которого может быть возложена на заявительницу в связи с указанной суммой;

(b) с даты истечения указанного трехмесячного срока и до момента выплаты на эти суммы должны начисляться простые проценты, размер которых определяется предельной кредитной ставкой Европейского центрального банка, действующей в период неуплаты, плюс три процента;

5) отклонил оставшуюся часть требований заявительницы о справедливой компенсации.

Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 4 октября 2016 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

 

Председатель

Палаты Суда

ЛУИС ЛОПЕС ГЕРРА

 

Секретарь

Секции Суда

СТИВЕН ФИЛЛИПС

 

 

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий
 

Гладышева Светлана

Консультация: +7 (916) 082-87-59
Почта: info(@)gladysheva.ru

Почта: goodflat77@gmail.com