Ангел пролетел без остановки. Ни одна судебная инстанция России не встала на защиту прав пятилетнего ребенка

Ангел пролетел без остановки. Ни одна судебная инстанция России не встала на защиту прав пятилетнего ребенка
Сми / Происшествия
01:19, 15 июнь 2019
145
0

Ангел пролетел без остановки. Ни одна судебная инстанция России не встала на защиту прав пятилетнего ребенка



Зимой 2015 года супруги Сергей и Светлана Сергеевы решили наконец осуществить свою мечту о переезде в Тулу. Дело в том, что Сергеевы жили в маленьком городке Болохове в 25 км от Тулы. И все бы ничего: вроде и жилье у них было, и с работой все в порядке, но в 2011 году у Сергеевых родилась дочь Анна. Сергеевы решили, что жизнь в крошечном провинциальном городке не сулит маленькому ребенку никаких возможностей. Родителей можно понять, все вокруг кипит, жизнь с каждым днем меняется так, как раньше не менялась и за год. На переезд в столицу денег у них не было, поэтому остановились на Туле.
                                
                Ангел пролетел без остановки

Аня Сергеева еще не знает, что государство судилось с ней и победило. И вот они находят на окраине Тулы подходящую двухкомнатную квартиру в девятиэтажном доме, построенном в конце советской эпохи. За квартиру просили два миллиона. Таких денег у Сергеевых не было, пришлось занять у знакомых и использовать материнский капитал.Надо сказать, что выбор у Сергеевых был небольшой: продавцы жилья, как правило, не хотят связываться с материнским капиталом. Ведь каждый продавец хочет получить деньги сразу, а материнский капитал нужно ждать. Пока соберешь документы, пока получишь разрешение на сделку — а может, и не получишь, всякое бывает. Потом требуется время на перевод денег из Пенсионного фонда. Короче говоря, хлопот не оберешься.
Тем не менее продавец нашелся, и 2 февраля 2015 года Сергеевы оформили договор купли-продажи квартиры с некой Еленой Сергеевой Булгаковой.

В мае Сергеевы начали делать ремонт. Привели в порядок одну комнату, купили предметы первой необходимости: кровать, холодильник, стиральную машину. И в разгар ремонта получили повестку в Пролетарский районный суд Тулы. К повестке прилагалось исковое заявление от Тульской городской администрации. Из него следовало, что купленная Сергеевыми квартира является выморочным имуществом, то есть после смерти бывшего владельца перешла в собственность города.

Моя рука уже отказывается писать такие строчки, и я стала подумывать, нет ли какого подъемного механизма — ну не пишет рука, и баста. И в голове вся эта оперетта укладываться не желает. Смотрю в документы, вижу, что в них написано, но до сознания ничего не доходит. Понимаю только, что пишу в сотый раз, а может, уже и не в сотый. Все бумаги похожи, как будто их приносят с одной помойки, только адреса и фамилии разные. И только при мысли, что сегодня, как вчера, как в прошлом году, как десять лет назад, кто-то опять остался без жилья, я неимоверным усилием — поверьте, совершенно неимоверным — беру себя в руки и, уняв трясучку, вчитываюсь в очередной приговор несчастным простакам, осмелившимся совершить смертельный номер: купить квартиру…

    

фото: Из личного архива   Светлана Сергеева с мужем и детьми.     

Так что же произошло?
До сентября 2011 года собственником квартиры по адресу: город Тула, улица Бондаренко, дом 5, — являлся Юрий Владимирович Канищев.
24 сентября 2011 года он умер, не оставив после себя наследников. То есть квартира перешла в собственность города.
Однако в июне 2012 года появился претендент на наследство Канищева. Некто Максим Юрьевич Карасев обратился в Пролетарский районный суд Тулы с исковым заявлением об установлении факта признания отцовства Канищева. Карасев утверждал, что Канищев и его мать состояли в близких отношениях, но в брак они не вступали, потому что Канищев был женат. Одним из свидетелей со стороны истца Максима Карасева выступила его мать, Надежда Владимировна Карасева. Она рассказала, что познакомилась с Канищевым в тульском филиале Всесоюзного заочного автотранспортного техникума, где они учились в одной группе. У них был роман. Канищев окончил с красным дипломом техникум, а потом институт транспорта. В марте 1986 года она узнала о своей беременности. Вот какая у человека память: Надежда Владимировна отлично помнит, что познакомила Юрия Канищева со своими родителями 4 мая 1986 года. Юрий Канищев больше года оставался у нее ночевать, содержал их с сыном, ухаживал за Максимом. К моменту получения свидетельства о рождении Юрий Канищев находился в далекой командировке, они не могли подать заявление в загс, а по закону нужно было зарегистрировать сына в течение месяца со дня рождения. Поэтому Максиму была присвоена фамилия матери, а с ее слов отцом был записан Юрий Владимирович.

Надежда Владимировна рассказала, что со временем Канищев все реже стал навещать ее с сыном. Вскоре она встретила другого мужчину, а Канищев стал жить с женой. С 1991 по 2010 год Канищев время от времени приходил к ней на работу, интересовался, как живет Максим, и спрашивал, знает ли он, кто его отец.

Сестра Надежды Владимировны тоже была свидетелем в суде. Она поведала, что Юрий Владимирович жил на две семьи, с женой не разводился, но постоянно приходил к Карасевой и ребенку. По словам сестры Карасевой, Канищев признавал Максима своим сыном, а после того, как они с Карасевой перестали встречаться, Канищев постоянно интересовался судьбой ребенка. К 18 годам Максим стал спрашивать у матери, кто его отец. Карасева ответила, что это Юрий Канищев. Осенью 2010 года сестра сообщила, что ей позвонил Канищев и сказал, что хочет познакомиться с сыном. Канищев пришел к Карасевой, познакомился с Максимом, и они стали общаться.
Еще один свидетель, сосед Карасевых по подъезду, пояснил, что видел Юрия Канищева осенью 2010 года в квартире Карасевых. Было застолье. Максим был очень рад приходу отца, а Юрий Канищев называл Карасева «сынок Максимка»…
Короче говоря, в суде едва ли не досконально была восстановлена история отношений умершего Юрия Канищева с его любимой женщиной Надеждой и их сыном Максимкой. И про то, как они вместе на радостях пили коньяк, и про то, как Юрий Канищев покупал сыну обогреватель, как Юрий ел пирожки, приготовленные любимой, — про все поговорили. И только одного не сделали: никто и словом не обмолвился о проведении генетической экспертизы. Небось забыли.

Ни пирожки, ни обогреватель, ни свидетели никак не помогают ответить на вопрос, был ли Юрий Канищев отцом Максима Карасева, но из песни слова не выкинешь: об экспертизе истец почему-то даже не заикнулся.

Тем не менее в августе 2012 года решением судьи Т.В.Самозванцевой Юрий Канищев был признан отцом Максима Карасева.
Однако Тульская городская администрация обжаловала это решение. И в ноябре 2012 года Тульский областной суд отменил его, оставив Максима Карасева без отца Юрия.
Таким образом, в ноябре 2012 года притязания наследного принца Максимки на родственную связь с Юрием Канищевым были отвергнуты. И именно в это время окончательно выяснилось, что квартира умершего Канищева является собственностью города.

    

фото: Из личного архива  В этом дворце находится квартира, отобранная у Сергеевых.

В феврале 2013 года начальник управления правовой работы и контроля В.Артемов направил председателю комитета имущественных и земельных отношений Тульской городской администрации Р.Мурзину служебную записку. Там говорилось о том, что после смерти Юрия Канищева осталась квартира, которая является выморочным имуществом и должна быть зарегистрирована в собственность города. В конце записки значится: «По окончании оформления права муниципальной собственности на наследственное имущество сообщить данную информацию в управление муниципального жилищного фонда для последующего распределения квартиры гражданам, состоящим на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий». То есть начальник управления правовой работы черным по белому написал о том, что квартира осталась без хозяина и следует срочно оформить ее в собственность города для распределения среди очередников. В этот день мимо одного из несчастных очередников пролетел тихий ангел, в руках которого находился ключ от заветной квартиры.

Но, как выяснилось, ангел пролетел без остановки — в собственность города квартиру оформлять никто не спешил. Если вы меня спросите почему, я вам отвечу: не задавайте глупых вопросов. С квартирами просто так никогда ничего не происходит.
Но даже если ангел и пролетел мимо, это вовсе не означает, что двухкомнатная квартира может бесконечно болтаться между небом и землей. И вот умерший в 2011 году Юрий Канищев в октябре 2014 года, то есть через три года после смерти, продает свою квартиру Сергею Павловичу Никишину. Но, поскольку сам Канищев лежал в гробу, ему пришлось найти доверенное лицо, которым стал некто Сергей Николаевич Ненахов.

Сергей Николаевич ответственно отнесся к поручению Канищева и по доверенности от неугомонного покойника 23 октября 2014 года продал его квартиру некоему Сергею Павловичу Никишину. А тот через три месяца, то есть 22 января 2015 года, продал квартиру Елене Сергеевне Булгаковой.

Со слов Елены Сергеевны мы знаем, что она хотела переехать в отдельную квартиру из-за сложных отношений с мамой. Купила квартиру, но вместо того, чтобы отпраздновать новоселье, 2 февраля 2015 года, то есть через 10 дней после покупки, Булгакова продала ее семье Сергеевых — как мы помним, они решили переехать в Тулу в поисках лучшей жизни для своей маленькой дочери Ани.

Это классическая схема перепродажи паленой квартиры, уж пора бы опубликовать  ее в учебниках для мошенников. Чем резвее скачет квартира от собственника к собственнику, тем надежнее капкан, в который рано или поздно попадется какой-нибудь несмышленыш. А Елена Сергеевна впоследствии объяснила свою поспешность необходимостью дорогостоящего лечения. Святое дело.

Теперь рассмотрим доверенность покойного Канищева. Интересно же, как он из могилы сумел распорядиться своим имуществом? Самим-то нам век не разобраться, но у нас же есть Сергей Николаевич Ненахов. Вот он и пролил свет на эту, безусловно, мистическую историю.
По его словам, дело было так. Из протокола предварительного судебного заседания от 24 сентября 2015 года (бывают же совпадения — именно в этот день в 2011 году умер Юрий Канищев) по делу №2‑2278/2015:
«В октябре 2014 года я познакомился с Бызовым Алексеем… который предложил продать квартиру его дяди Канищева Ю.В… за 1 700 000 рублей. На тот период времени я работал таксистом, одним из моих пассажиров и оказался Бызов Алексеей… Во время поездки мы с ним разговорились, я рассказал о своей риелторской деятельности. Бызов Алексей пояснял мне, что спешка обусловлена тем, что они с дядей намерены переехать для проживания в Белгородскую область.
На предложения Бызова я согласился, поскольку желал подзаработать на этом.

Мы с Алексеем приехали в квартиру с целью ее осмотра… в ней находился пожилой мужчина, представившийся Юрием Владимировичем Канищевым. Мой пассажир Бызов заранее меня предупредил о том, что с его дядей о предстоящей продаже квартиры разговоры я вести не должен… Бызов показал мне оригинал договора передачи (речь идет о договоре приватизации. — О.Б.), регистрационное удостоверение, расчеты стоимости. В тот день мы с Бызовым и договорились о цене… срок был им установлен в 3–4 дня, поскольку, как он пояснил, его дядя злоупотребляет алкоголем и им надо срочно переезжать в Белгородскую область. По этой же причине договор купли-продажи от его имени заключаться не должен. Я сразу предложил оформить доверенность.

Поскольку у меня отсутствовали денежные средства в размере 1 700 000 рублей, составляющие стоимость квартиры, я обратился к своему знакомому Никишину С.П. и занял у него 1 700 000 рублей. Одним из условий получения займа являлось переоформление приобретаемой недвижимости в собственность Никишина С.П., а после возвращения займа — обратно на меня как заемщика…
Доверенность на продажу квартиры от имени Канищева В.Ю. было решено оформить на мое имя, для чего я передал копии своего и Никишева паспортов Бызову… Я к нотариусу для получения доверенности не ездил, Бызов сам впоследствии представил доверенность от 12.06.2012 года, выданную от имени Канищева Ю.В. на мое имя и удостоверенную врио нотариуса Тулы Слобожаниной О.А.,
Сурковым В.В. Я согласился быть доверенным лицом Канищева Ю.В.

22.10.2014 я вновь посетил квартиру, где присутствовали Бызов и лже‑Канищев, как я теперь понимаю, настоящий Канищев Ю.В. к тому времени уже умер. Алексей показал мне паспорт своего дяди на имя Канищева Ю.В., где стояла отметка о регистрационном учете по адресу квартиры.

23.10.2014 я, действуя по доверенности от Канищева Ю.В., в МФЦ по улице Загородный проезд заключил договор купли-продажи спорной квартиры с Никишиным С.П., после чего отдал подлинник доверенности Бызову Алексею. Больше Алексея я не видел. Впоследствии я узнал, что Никишин С.П. продал квартиру Булгаковой Е.С., а та в свою очередь новым покупателям Сергеевым».

Как мы помним, Тульская городская администрация обратилась в суд с иском к Сергеевым об истребовании квартиры. Сергеевы предъявили встречный иск о признании их добросовестными приобретателями.
Во время слушания дела суд установил, что доверенность от имени умершего Канищева оформлена в нотариальной конторе нотариуса Тулы О.А.Слобожаниной 12 июня 2012 года, то есть за два года до случайной встречи в октябре 2014 года таксиста-риелтора Ненахова с так называемым племянником Канищева.

Так творческая деятельность нотариусов и таксистов-риелторов и бездействие чиновников Тульской городской администрации привело к незаконному отчуждению спорной квартиры и необходимости ее изъятия у добросовестных приобретателей. И если бы чиновники выполнили свою работу, Сергеевы не попались бы в капкан, а квартира досталась очереднику.

Однако, несмотря на эти убийственные обстоятельства и признание Сергеевых добросовестными приобретателями, решением Пролетарского районного суда Тулы от 29 сентября 2015 года квартиру у них отняли.
Почему?

После смерти Канищева никто, кроме администрации города, не мог распоряжаться квартирой. А так как администрация города решения о продаже квартиры не принимала, вся цепочка сделок с этой квартирой является незаконной, и квартира должна быть возвращена в городскую собственность. Вот поэтому даже добросовестные приобретатели Сергеевы, по мнению районного суда Тулы, права на купленную ими квартиру не имеют.
И ни одна из вышестоящих судебных инстанций, рассматривавших дело Сергеевых, не усомнилась в правильности такого решения. Ни одна.

Без ответа остался единственный вопрос: почему за незаконные действия нотариуса и необъяснимое бездействие Тульской городской администрации должна отвечать семья Сергеевых?
На сегодняшний день их дело прошло все судебные инстанции в России. И никто не вспомнил о четырехлетней Ане. Судя по всему, квартир у нас в стране значительно меньше, чем детей. Вот квартиры и нужно защищать.
У Сергеевых остался единственный шанс: их жалоба на действия российских властей 17 июня 2016 года поступила в Европейский суд по правам человека.

Вот я задаю разные вопросы, читаю протоколы судебных заседаний, судебные решения, справки, служебные записки, распинаюсь, а на самом деле понятно, что ответы на все вопросы известны заранее. И каждый раз, когда я об этом говорю, мне почему-то становится стыдно. Не я писала эти записки, не я выдавала справки. А стыдно именно мне. Думаю, потому, что хоть кому-то должно же быть стыдно — так, наверное.

Ну смотрите. Приходит в суд человек с иском о признании отцовства, приводит свидетелей, которые рассказывают о пирожках и тайной любви покойного вроде как папеньки к маменьке претендента на квартиру. Маменька, светлая душа, даже двадцать с лишним лет спустя помнит, в какой день познакомила возлюбленного со своими родителями. Городится огород, приходят вроде как свидетели, судья слушает, секретарь пишет. А вместо всей этой богатой постановки можно было провести одну экспертизу по установлению отцовства — и точка. И маменька, и сынок, и судья — все об этом знают. Однако ничего не происходит. И судья вопреки какой бы то ни было логике выносит необъяснимое решение — признать умершего папенькой истца. И всем понятно, что речь идет не о папеньке, а о квартирке. Тем не менее именем Российской Федерации решение вынесено.
Люди, живущие в России, могут не знать азбуки и таблицы умножения, но они точно знают, что ни одна квартира у нас не остается без присмотра. А тульская городская администрация вопреки письму начальника управления правовой работы В.Артемова о том, что квартиру умершего Канищева нужно зарегистрировать в собственность города, и пальцем не шевелит. И ладно бы, если бы это был единичный случай. Но такие истории со впавшей в забвение городской администрацией происходят постоянно. Выходит, это правильно организованный беспорядок, так ведь?

И этот беспорядок именем Российской Федерации поддерживает суд. Что же получается? Российская Федерация — против четырехлетней Ани Сергеевой?
А с другой стороны: родить ребенка ничего не стоит, а квартиры вон какие дорогие — так деньги же нужно беречь…
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии (0)
Топ из этой категории
Добросовестный покупатель квартиры: 5 качеств, которыми отличается идеальный покупатель Добросовестный покупатель квартиры: 5 качеств, которыми отличается идеальный покупатель
Добросовестный покупатель квартиры: 5 качеств, которыми отличается идеальный покупатель Покупка квартиры - это одно из самых значимых решений в жизни каждого человека. И чтобы...
07.03.24
19
0
Защита жилищных прав Защита жилищных прав
Защита жилищных прав граждан: важность и методы обеспечения Жилищные права граждан играют важную роль в обществе, поскольку они обеспечивают уверенность и безопасность каждого...
05.01.24
22
0
Верховный Суд Российской Федерации Верховный Суд Российской Федерации
Кассационные определения Верховного Суда Российской Федерации Верховный суд Российской Федерации (неофиц. сокр. ВС РФ) — высший судебный орган по гражданским делам, разрешению...
01.01.24
21
0
Как не лишиться единственного жилья? Как не лишиться единственного жилья?
Как сохранить свое единственное жилье: советы и рекомендации Если вы оказались в ситуации, когда ваш дом стал единственным местом, где вы можете жить, важно принять необходимые...
18.11.23
18
0
Гладышева Светлана в Я.Дзен
Яндекс.Метрика