Сделать домашней|Добавить в избранное
 



 
Гладышева Светлана - Центр защиты жилья и жилищных прав

ДОКЛАД ПО ТЕМЕ: «Истребование жилья у добросовестных приобретателей по искам органов государственной власти»

Гладышева Светлана

Светлана Гладышева


ДОКЛАД ПО ТЕМЕ: «Истребование жилья у добросовестных приобретателей по искам органов государственной власти»



В настоящее время в нашей стране имеется определенная категория граждан, которым пришлось  столкнуться с проблемой изъятия у них в судебном порядке жилых помещений (квартир) по искам органов государственной власти или местного самоуправления. На мой взгляд, город Москва в этом вопросе лидер.
Единственная причина, по которой квартиры изымаются у граждан, является то обстоятельство, что в прошлом эти квартиры были похищены из государственной (муниципальной) собственности.
Граждане, у которых изымают квартиры, как минимум, те, которые обращались лично ко мне, в подавляющем большинстве случаев являются добросовестными приобретателями - при покупке квартиры эти люди ничего не знали о криминальном прошлом такой квартиры. Многие из них в судебном порядке признаны добросовестными приобретателями, есть и те, кого таковыми не признали, но имеются обоснованные сомнения в беспристрастности суда.
Что касается отношения органов власти города Москвы к этой проблеме, то в настоящее время оно заключается в том, что с одной стороны, Гражданский кодекс РФ предоставляет органам государственной власти право на обращение в суд с иском об истребовании квартир от добросовестных приобретателей, а с другой стороны, изъятие квартир у граждан осуществляется на основании вступивших в законную силу судебных актов. Другими словами, органы власти Москвы дают понять, что они действуют исключительно в рамках закона.

На мой взгляд, достаточно странно ссылаться на законность своих действий, нарушая при этом конституционные права граждан.
Вообще, трудно «переоценить» тот вклад,  который внесли  органы власти Москвы в создание проблемы изъятия жилья у граждан - добросовестных приобретателей.
Текущая ситуация в городе Москве, связанная с нарушением конституционных прав граждан - добросовестных приобретателей, это прямое следствие деструктивной позиции органов власти города Москвы, которые вместо судебного преследования лиц, ответственных за первоначальное выбытие жилых помещений из собственности города Москвы (что было бы справедливо), как минимум, через гражданские иски о возмещении ущерба, предпочитает изымать собственность у добросовестных приобретателей жилья.
Всегда обращало на себя внимание то обстоятельство, что возможность первоначального выбытия квартир из собственности города возникла в результате либо действий, либо бездействия представителей уполномоченных городских организаций и органов власти города Москвы. Другими словами, первопричину выбытия квартир из городской собственности необходимо искать в работе городских органов власти и уполномоченных организаций.
Если же анализировать проблему на системном уровне, то можно увидеть и более глубокий ее аспект – органам власти Москвы никогда бы не удалось отнять квартиры у граждан, если бы суды действовали в строгом соответствии с положениями Конституции РФ и международными обязательствами России.
6 декабря 2011 г. было вынесено Постановление Европейского Суда по правам человека по делу «Гладышева против России», которое, по мнению многих, должно было кардинальным образом изменить ситуацию с изъятием государством собственности у добросовестных приобретателей. Все мы, кто искренне надеялся на это, исходили из следующего:
Отказ России от обращения в Большую Палату Европейского Суда по правам человека рассматривался пострадавшими гражданами как свидетельство согласия России  с выводами Палаты Европейского Суда по правам человека (Первая секция), изложенными в Постановлении Суда по делу «Гладышева против России», о нарушении Россией, в лице ее судебных органов, прав заявительницы, гарантированных ей положениями статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (право на уважение жилища) и статьи 1 Протокола №1 к ней (право на уважение собственности).
Согласно пункту 1 статьи 46 Конвенции о защите прав человека и основных свобод Россия обязана исполнить ставшее окончательным Постановление Европейского Суда по правам человека по делу «Гладышева против России». В соответствии с практикой Европейского Суда по правам человека и Комитета Министров Совета Европы такое исполнение предполагает принятие как мер индивидуального характера непосредственно по делу заявительницы, так и мер общего характера (пункт 2 статьи 6 Регламента Комитета Министров Совета Европы по надзору за исполнением решений Европейского Суда и условий мировых соглашений от 10.05.2006 г.). При этом под принятием мер общего характера вышеуказанный регламент Комитета Министров Совета Европы предполагает принятие государством мер, направленных на предупреждение новых нарушений прав человека, аналогичных с нарушением (нарушениями), установленным(и) по делу, или в целях прекращения длящегося нарушения прав человека.

В 2003 году Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении № 5 от 10.10.2003 г. «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» указал на то, что «Выполнение постановлений, касающихся Российской Федерации, предполагает в случае необходимости обязательство со стороны государства принять меры частного характера, направленные на устранение нарушений прав человека, предусмотренных Конвенцией, и последствий этих нарушений для заявителя, а также меры общего характера, с тем чтобы предупредить повторение подобных нарушений. Суды в пределах своей компетенции должны действовать таким образом, чтобы обеспечить выполнение обязательств государства, вытекающих из участия Российской Федерации в Конвенции о защите прав человека и основных свобод».

В 2007 году Конституционный Суд РФ в Постановлении №2-П от 05.02.2007 г., обратил внимание законодателя и правоприменительных органов на то, что «Ратифицируя Конвенцию о защите прав человека и основных свобод, Российская Федерация признала юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случаях предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов (Федеральный закон от 30 марта 1998 года № 54-ФЗ). Таким образом, как и Конвенция о защите прав человека и основных свобод, так и Решения Европейского Суда по правам человека - в той части, в какой ими, исходя из общепризнанных принципов и норм международного права, дается толкование содержания закрепленных в Конвенции прав и свобод, включая право на доступ к суду и справедливое правосудие, - являются составной частью российской правовой системы, а потому должны учитываться федеральным законодателем при регулировании общественных отношений и правоприменительными органами при применении соответствующих норм права.»
10 октября 2012 г.  Президиум Верховного Суда РФ утвердил «Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за второй квартал 2012 года», в котором приводятся правовые позиции Европейского Суда по правам человека, изложенные в Постановлении Суда по делу «Гладышева против России».
27 июня 2013 г. Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении № 21 «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней» еще раз обратил внимание судов на то, что «Правовые позиции Европейского Суда учитываются при применении законодательства Российской Федерации. В частности, содержание прав и свобод, предусмотренных законодательством Российской Федерации, должно определяться с учетом содержания аналогичных прав и свобод, раскрываемого Европейским Судом при применении Конвенции и Протоколов к ней».
В действительности, к огромному сожалению, за три с лишним года на системном уровне ни в законодательстве, ни в работе судов, ни в позиции органов власти Москвы ничего кардинально не изменилось.
Да, имеют место единичные акты «восстановления» прав некоторых граждан.
Например, начиная с прошлого года, органы власти города Москвы начали передавать по договорам социального найма пострадавшим квартиры, изъятые у них ранее, но передают не всем, а единицам, остальным отказывают. На мой взгляд, это не решение проблемы, а лишь попытка снизить «градус напряженности».
В 2011 и 2014 году Верховный Суд РФ пересмотрел по одному делу в пользу добросовестных приобретателей. Еще два дела были пересмотрены ранее – в 2009 и 2010 годах. Возможно, есть еще несколько пересмотренных дел, но в подавляющем большинстве случаев судьи Верховного Суда РФ не видят нарушений со стороны нижестоящих судов, а такие нарушения, без всяких преувеличений, есть в каждом деле.
Какие же нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод увидел Европейские Суд по правам человека в деле «Гладышева против России»?

Читать подробнее...

Можете ли вы порекомендовать грамотных адвокатов именно в тех вопросах, которые рассматриваются на вашем сайте?

Можете ли вы порекомендовать грамотных адвокатов именно в тех вопросах, которые рассматриваются на вашем сайте?


Да, мы можем предложить воспользоваться помощью наших специалистов по юридическим вопросам

Постановление Конституционного Суда РФ от 26 июня 2020 г. N 30-П

Постановление Конституционного Суда РФ от 26 июня 2020 г. N 30-П по делу о проверке конституционности частей третьей и пятой статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», части первой статьи 439 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и пункта 4 части 1 статьи 43 Федерального закона «Об исполнительном производстве» в связи с жалобой граждан В.В.Однодворцева, Е.В.Однодворцева, М.Е.Однодворцева, Н.В.Однодворцевой и Т.П.Однодворцевой



Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д.Зорькина, судей К.В.Арановского, А.И.Бойцова, Н.С.Бондаря,
Г.А.Гаджиева, Ю.М.Данилова, Л.М.Жарковой, С.М.Казанцева, С.Д.Князева, А.Н.Кокотова, Л.О.Красавчиковой, С.П.Маврина, Н.В.Мельникова,
Ю.Д.Рудкина, В.Г.Ярославцева, руководствуясь статьей 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части первой, частями третьей и четвертой статьи 3, частью первой статьи 21, статьями 36, 471, 74, 86, 96, 97 и 99 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», рассмотрел в заседании без проведения слушания дело о проверке конституционности частей третьей и пятой статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», части первой статьи 439 ГПК Российской Федерации и пункта 4 части 1 статьи 43 Федерального закона «Об исполнительном производстве».


Поводом    к        рассмотрению     дела  явилась       жалоба       граждан В.В.Однодворцева, Е.В.Однодворцева, М.Е.Однодворцева,
Н.В.Однодворцевой и Т.П.Однодворцевой. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Российской Федерации оспариваемые заявителями законоположения.
Заслушав сообщение судьи-докладчика Л.О.Красавчиковой, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации  
установил:
  1. Согласно статье 79 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 года № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу; признанные не соответствующими Конституции Российской Федерации не вступившие в силу международные договоры Российской Федерации не подлежат введению в действие и применению; решения судов и иных органов, основанные на актах или их отдельных положениях, признанных постановлением Конституционного Суда Российской Федерации неконституционными, не подлежат исполнению и должны быть пересмотрены в установленных федеральным законом случаях (часть третья); с момента вступления в силу постановления Конституционного Суда Российской Федерации, которым нормативный акт или отдельные его положения признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации, либо постановления Конституционного Суда Российской Федерации о признании нормативного акта либо отдельных его положений соответствующими Конституции Российской Федерации в данном Конституционным Судом Российской Федерации истолковании не допускается применение либо реализация каким-либо иным способом нормативного акта или отдельных его положений, признанных таким постановлением Конституционного Суда Российской Федерации не соответствующими Конституции Российской Федерации, равно как и применение либо реализация каким-либо иным способом нормативного акта или отдельных его положений в истолковании, расходящемся с данным Конституционным Судом Российской Федерации в этом постановлении истолкованием; суды общей юрисдикции, арбитражные суды при рассмотрении дел после вступления в силу постановления Конституционного Суда Российской Федерации (включая дела, производство по которым возбуждено до вступления в силу этого постановления Конституционного Суда Российской Федерации) не вправе руководствоваться нормативным актом или отдельными его положениями, признанными этим постановлением Конституционного Суда Российской Федерации не соответствующими Конституции Российской Федерации, либо применять нормативный акт или отдельные его положения в истолковании, расходящемся с данным Конституционным Судом Российской Федерации в этом постановлении истолкованием (часть пятая).
Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации в части первой статьи 439 предусматривает, что исполнительное производство прекращается судом в случаях, предусмотренных Федеральным законом «Об исполнительном производстве».
В силу пункта 4 части 1 статьи 43 Федерального закона от 2 октября 2007 года № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» исполнительное производство прекращается судом в иных случаях (помимо поименованных в пунктах 1–3 части 1 данной статьи), когда федеральным законом предусмотрено прекращение исполнительного производства.
1.1. Решением Преображенского районного суда города Москвы от 15 июня 2010 года и частично изменившим его определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 17 декабря 2010 года были удовлетворены предъявленные в том числе к гражданам
В.В.Однодворцеву, Е.В.Однодворцеву, М.Е.Однодворцеву, Н.В.Однодворцевой и Т.П.Однодворцевой исковые требования Преображенского межрайонного прокурора города Москвы в интересах Департамента жилищной политики и жилищного фонда города Москвы о признании сделок недействительными, истребовании имущества (квартиры), снятии с регистрационного учета и выселении из квартиры. В обоснование своих выводов суды указали, что спорная квартира, приобретенная по договору купли-продажи В.В.Однодворцевым, ранее была приватизирована по подложным документам, т.е. выбыла из владения собственника – города Москвы помимо его воли.
Ввиду принятия Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 22 июня 2017 года № 16-П В.В.Однодворцев, Е.В.Однодворцев, Н.В.Однодворцева, действующая в своих интересах и в интересах несовершеннолетнего М.Е.Однодворцева, и Т.П.Однодворцева обратились в суд с заявлением о пересмотре по новым обстоятельствам указанных судебных постановлений. Определением Преображенского районного суда города Москвы от 17 апреля 2018 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 8 августа 2018 года, в удовлетворении данного требования было отказано со ссылкой на пункт 3 части четвертой статьи 392 ГПК Российской Федерации, согласно которому новым обстоятельством, влекущим пересмотр вступившего в законную силу судебного постановления, является признание Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующим Конституции Российской Федерации закона, примененного в конкретном деле, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Конституционный Суд Российской Федерации. В передаче кассационных жалоб названных граждан для рассмотрения в судебном заседании судов кассационной инстанции отказано (определение судьи Московского городского суда от 22 ноября 2018 года и определение судьи Верховного Суда Российской Федерации от 20 марта 2019 года).
Впоследствии заявители обратились в суд с требованием прекратить исполнительное производство, указав, что исполнение решения суда о выселении их из спорного жилого помещения после принятия Конституционным Судом Российской Федерации Постановления от 22 июня 2017 года № 16-П будет являться нарушением частей третьей и пятой статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации». Определением Преображенского районного суда города Москвы от 13 февраля 2019 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 28 марта 2019 года, в удовлетворении данного требования отказано. При этом суды исходили из того, что названное Постановление Конституционного Суда Российской Федерации не содержит ни прямого указания на необходимость пересмотра судебных актов по делам лиц, не являвшихся участниками конституционного судопроизводства, ни оснований для прекращения исполнительного производства. В передаче кассационных жалоб заявителей для рассмотрения в судебном заседании судов кассационной инстанции отказано (определение судьи Московского городского суда от 4 июня 2019 года и определение судьи Верховного Суда Российской Федерации от 12 июля 2019 года).


Читайте подробнее...

А что мне делать, если суд вынесет решение об истребовании у меня квартиры и выселении?

А что мне делать, если суд вынесет решение об истребовании у меня квартиры и выселении?


Во-первых, Вам необходимо последовательно обжаловать судебные акты в вышестоящие судебные инстанции.

Во-вторых, после рассмотрения Вашей кассационной жалобы в Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ (получения отказного определения судьи Верховного Суда РФ) направить жалобу в течении четырех месяцев в Европейский Суд по правам человека. Обращаем внимание, что подать жалобу Вы можете по нарушениям, которые произошли или произойдут до 15 сентября 2022г. Однако после принятия закона 7 июня 2022 г. который прекращает исполнение постановлений Европейского Суда, вступивших в силу после 15 марта 2022 г. принятое решение Европейского Суда по правам человека в Вашу пользу исполнено Россией не будет. Можно обжаловать нарушения в Комитете по правам человека ООН.

В-третьих, после рассмотрения Вашего дела в суде апелляционной инстанции Вам необходимо подать в суд первой инстанции заявление об отсрочке исполнения решения суда по Вашему делу в части выселения (если такое требование заявлялось истцом).

В-четвертых, регулярно в письменном виде информируйте об изменении Вашей ситуации Общественную палату РФ, Уполномоченного по правам человека в РФ, Уполномоченного по правам человека в Вашем регионе, Генеральную прокуратуру РФ, органы опеки и попечительства (если у Вас есть несовершеннолетние дети). Дополнительно Вы можете проинформировать и нас, если Вы не сделали этого раньше.


Можно ли полностью себя обезопасить от приобретения криминальной квартиры?

Можно ли полностью себя обезопасить от приобретения криминальной квартиры?


По нашему мнению - нет. По оценкам специалистов в сфере недвижимости  в отношении 10-15 квартир из каждой сотни, выставленной на продажу на вторичном рынке недвижимости, невозможно на 100% гарантировать юридическую чистоту их историй. Другими словами, 100% гарантию юридической чистоты истории именно той квартиры, которую Вы выбрали, Вам дать никто не сможет. Бегите от того, кто дает Вам такие гарантии. Что же делать? Ознакомьтесь с Памяткой покупателя, размещенной на нашем сайте, это поможет Вам снизить риск покупки криминальной квартиры.

Постановление Конституционного Суда РФ от 22.06.2017 N 16-П "По делу о проверке конституционности положения пункта 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина А.Н. Дубовца"

Постановление Конституционного Суда РФ от 22.06.2017 N 16-П "По делу о проверке конституционности положения пункта 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина А.Н. Дубовца"



Кон­сти­ту­ци­он­ный Суд Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции в со­ста­ве Пред­се­да­те­ля В.Д. Зорь­ки­на, су­дей К.В. Ара­нов­ско­го, А.И. Бой­цо­ва, Н.С. Бон­да­ря, Г.А. Га­джи­е­ва, Ю.М. Да­ни­ло­ва, Л.М. Жар­ко­вой, С.М. Ка­зан­це­ва, С.Д. Кня­зе­ва, А.Н. Ко­ко­то­ва, Л.О. Кра­сав­чи­ко­вой, С.П. Маври­на, Н.В. Мель­ни­ко­ва, Ю.Д. Руд­ки­на, О.С. Хо­х­ря­ко­вой, В.Г. Яро­слав­це­ва, с уча­сти­ем граж­да­ни­на А.Н. Ду­бов­ца и его пред­ста­ви­те­ля - ад­во­ка­та Д.И. Сте­па­но­ва, пол­но­моч­но­го пред­ста­ви­те­ля Го­су­дар­ствен­ной Ду­мы в Кон­сти­ту­ци­он­ном Су­де Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции Т.В. Ка­са­е­вой, пол­но­моч­но­го пред­ста­ви­те­ля Со­ве­та Фе­де­ра­ции в Кон­сти­ту­ци­он­ном Су­де Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции А.А. Кли­ша­са, пол­но­моч­но­го пред­ста­ви­те­ля Пре­зи­ден­та Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции в Кон­сти­ту­ци­он­ном Су­де Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции М.В. Кро­то­ва, ру­ко­вод­ству­ясь ста­тьей 125 (часть 4) Кон­сти­ту­ции Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции, пунк­том 3 ча­сти пер­вой, ча­стя­ми тре­тьей и чет­вер­той ста­тьи 3, ча­стью пер­вой ста­тьи 21, ста­тья­ми 36, 74, 86, 96, 97 и 99 Фе­де­раль­но­го кон­сти­ту­ци­он­но­го за­ко­на "О Кон­сти­ту­ци­он­ном Су­де Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции", рас­смот­рел в от­кры­том за­се­да­нии де­ло о про­вер­ке кон­сти­ту­ци­он­но­сти по­ло­же­ния пунк­та 1 ста­тьи 302 ГК Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции.



По­во­дом к рас­смот­ре­нию де­ла яви­лась жа­ло­ба граж­да­ни­на А.Н. Ду­бов­ца. Ос­но­ва­ни­ем к рас­смот­ре­нию де­ла яви­лась об­на­ру­жив­ша­я­ся не­опре­де­лен­ность в во­про­се о том, со­от­вет­ству­ет ли Кон­сти­ту­ции Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции оспа­ри­ва­е­мое за­яви­те­лем за­ко­но­по­ло­же­ние.
По­во­дом к рас­смот­ре­нию де­ла яви­лась жа­ло­ба граж­да­ни­на А.Н. Ду­бов­ца. Ос­но­ва­ни­ем к рас­смот­ре­нию де­ла яви­лась об­на­ру­жив­ша­я­ся не­опре­де­лен­ность в во­про­се о том, со­от­вет­ству­ет ли Кон­сти­ту­ции Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции оспа­ри­ва­е­мое за­яви­те­лем за­ко­но­по­ло­же­ние.
1. Со­глас­но пунк­ту 1 ста­тьи 302 ГК Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции ес­ли иму­ще­ство воз­мезд­но при­об­ре­те­но у ли­ца, ко­то­рое не име­ло пра­ва его от­чуж­дать, о чем при­об­ре­та­тель не знал и не мог знать (доб­ро­со­вест­ный при­об­ре­та­тель), то соб­ствен­ник впра­ве ис­тре­бо­вать это иму­ще­ство от при­об­ре­та­те­ля в слу­чае, ко­гда иму­ще­ство уте­ря­но соб­ствен­ни­ком или ли­цом, ко­то­ро­му иму­ще­ство бы­ло пе­ре­да­но соб­ствен­ни­ком во вла­де­ние, ли­бо по­хи­ще­но у то­го или дру­го­го, ли­бо вы­бы­ло из их вла­де­ния иным пу­тем по­ми­мо их во­ли.
1.1. При­го­во­ром Мос­ков­ско­го го­род­ско­го су­да, всту­пив­шим в за­кон­ную си­лу 5 но­яб­ря 2013 го­да, уста­нов­ле­но, что по пред­став­лен­ным груп­пой лиц под­дель­ным до­ку­мен­там но­та­ри­усом го­ро­да Моск­вы 21 июня 2007 го­да на имя В.А. Со­ко­ло­вой бы­ло вы­да­но сви­де­тель­ство о пра­ве на на­след­ство в от­но­ше­нии жи­ло­го по­ме­ще­ния, соб­ствен­ник ко­то­ро­го Б.В. Со­ко­лов скон­чал­ся в 1994 го­ду, не имея на­след­ни­ков ни по за­ве­ща­нию, ни по за­ко­ну; дан­ное жи­лое по­ме­ще­ние, пра­во соб­ствен­но­сти на ко­то­рое на ос­но­ва­нии это­го сви­де­тель­ства бы­ло за­ре­ги­стри­ро­ва­но в Еди­ном го­су­дар­ствен­ном ре­ест­ре прав на не­дви­жи­мое иму­ще­ство и сде­лок с ним, ста­ло пред­ме­том до­го­во­ров куп­ли-про­да­жи от 23 июля 2007 го­да и от 15 ав­гу­ста 2007 го­да, а 28 ап­ре­ля 2008 го­да его при­об­рел А.Н. Ду­бо­вец; при этом в до­го­во­ре куп­ли-про­да­жи це­на жи­ло­го по­ме­ще­ния бы­ла ука­за­на в раз­ме­ре 999 000 руб., од­на­ко со­глас­но име­ю­щим­ся в де­ле ко­пи­ям рас­пи­сок про­да­вец по­лу­чил от А.Н. Ду­бов­ца по­ми­мо сум­мы, ука­зан­ной в до­го­во­ре, еще 6 001 000 руб.

Ис­ко­вые тре­бо­ва­ния, с ко­то­ры­ми в свя­зи с за­вер­ше­ни­ем уго­лов­но­го де­ла го­род Москва в ли­це Де­пар­та­мен­та го­род­ско­го иму­ще­ства 5 но­яб­ря 2014 го­да об­ра­тил­ся к А.Н. Ду­бов­цу, Н.А. Ду­бо­вец и но­та­ри­усу, вы­дав­ше­му сви­де­тель­ство о пра­ве на на­след­ство в от­но­ше­нии при­об­ре­тен­но­го А.Н. Ду­бов­цом жи­ло­го по­ме­ще­ния, ре­ше­ни­ем Ни­ку­лин­ско­го рай­он­но­го су­да го­ро­да Моск­вы от 26 мая 2015 го­да, остав­лен­ным без из­ме­не­ния апел­ля­ци­он­ным опре­де­ле­ни­ем су­деб­ной кол­ле­гии по граж­дан­ским де­лам Мос­ков­ско­го го­род­ско­го су­да от 18 де­каб­ря 2015 го­да, удо­вле­тво­ре­ны ча­стич­но: спор­ное жи­лое по­ме­ще­ние ис­тре­бо­ва­но из вла­де­ния А.Н. Ду­бов­ца, по­ста­нов­ле­но вы­се­лить из не­го А.Н. Ду­бов­ца и Н.А. Ду­бо­вец, при­зна­но пра­во соб­ствен­но­сти го­ро­да Моск­вы на это жи­лое по­ме­ще­ние; в осталь­ной ча­сти (о при­зна­нии не­дей­стви­тель­ны­ми сви­де­тель­ства о пра­ве на на­след­ство и сви­де­тель­ства о го­су­дар­ствен­ной ре­ги­стра­ции пра­ва на не­дви­жи­мое иму­ще­ство) в удо­вле­тво­ре­нии ис­ко­вых тре­бо­ва­ний от­ка­за­но. В пе­ре­да­че кас­са­ци­он­ных жа­лоб на дан­ные су­деб­ные по­ста­нов­ле­ния для рас­смот­ре­ния в су­деб­ном за­се­да­нии су­дов кас­са­ци­он­ной ин­стан­ции так­же от­ка­за­но (опре­де­ле­ние судьи Мос­ков­ско­го го­род­ско­го су­да от 10 мар­та 2016 го­да и опре­де­ле­ние судьи Вер­хов­но­го Су­да Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции от 18 мая 2016 го­да).

Удо­вле­тво­ряя ис­ко­вые тре­бо­ва­ния го­ро­да Моск­вы, суд пер­вой ин­стан­ции со­слал­ся на то, что спор­ное жи­лое по­ме­ще­ние яв­ля­ет­ся вы­мо­роч­ным иму­ще­ством, вы­бы­ло из вла­де­ния го­ро­да Моск­вы по­ми­мо во­ли соб­ствен­ни­ка в ре­зуль­та­те про­ти­во­прав­ных дей­ствий тре­тьих лиц и на ос­но­ва­нии ста­тей 301 и 302 ГК Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции под­ле­жит ис­тре­бо­ва­нию из вла­де­ния А.Н. Ду­бов­ца, ко­то­рый не пред­ста­вил до­ка­за­тельств то­го, что он яв­ля­ет­ся доб­ро­со­вест­ным при­об­ре­та­те­лем спор­но­го жи­ло­го по­ме­ще­ния. По мне­нию же су­да апел­ля­ци­он­ной ин­стан­ции, до­во­ды о доб­ро­со­вест­но­сти при­об­ре­та­те­ля жи­ло­го по­ме­ще­ния не име­ют пра­во­во­го зна­че­ния, по­сколь­ку иму­ще­ство вы­бы­ло из вла­де­ния соб­ствен­ни­ка по­ми­мо его во­ли.

1.2. В си­лу ста­тей 36, 74, 96 и 97 Фе­де­раль­но­го кон­сти­ту­ци­он­но­го за­ко­на "О Кон­сти­ту­ци­он­ном Су­де Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции", кон­кре­ти­зи­ру­ю­щих ста­тью 125 (часть 4) Кон­сти­ту­ции Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции, Кон­сти­ту­ци­он­ный Суд Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции при­ни­ма­ет к рас­смот­ре­нию жа­ло­бу граж­да­ни­на на на­ру­ше­ние его кон­сти­ту­ци­он­ных прав и сво­бод за­ко­ном, при­ме­нен­ным в кон­крет­ном де­ле, рас­смот­ре­ние ко­то­ро­го за­вер­ше­но в су­де, ес­ли при­дет к вы­во­ду, что оспа­ри­ва­е­мые за­ко­но­по­ло­же­ния за­тра­ги­ва­ют кон­сти­ту­ци­он­ные пра­ва и сво­бо­ды и что име­ет­ся не­опре­де­лен­ность в во­про­се о том, со­от­вет­ству­ют ли эти за­ко­но­по­ло­же­ния Кон­сти­ту­ции Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции; Кон­сти­ту­ци­он­ный Суд Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции при­ни­ма­ет по­ста­нов­ле­ние толь­ко по пред­ме­ту, ука­зан­но­му в жа­ло­бе, и лишь в от­но­ше­нии той ча­сти ак­та, кон­сти­ту­ци­он­ность ко­то­рой под­вер­га­ет­ся со­мне­нию, оце­ни­вая как бук­валь­ный смысл рас­смат­ри­ва­е­мых за­ко­но­по­ло­же­ний, так и смысл, при­да­ва­е­мый им офи­ци­аль­ным и иным тол­ко­ва­ни­ем или сло­жив­шей­ся пра­во­при­ме­ни­тель­ной прак­ти­кой, а так­же ис­хо­дя из их ме­ста в си­сте­ме пра­во­вых норм.

По мне­нию граж­да­ни­на А.Н. Ду­бов­ца, пункт 1 ста­тьи 302 ГК Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции не со­от­вет­ству­ет ста­тьям 1, 2, 17 (часть 1), 18, 19 (часть 1), 35 (ча­сти 1, 2 и 3), 40 (часть 1), 46 (часть 1) и 55 (ча­сти 2 и 3) Кон­сти­ту­ции Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции в той ме­ре, в ка­кой он поз­во­ля­ет пра­во­при­ме­ни­те­лям про­из­воль­но тол­ко­вать по­ня­тие "доб­ро­со­вест­ный при­об­ре­та­тель" и, со­от­вет­ствен­но, изы­мать по ис­кам пуб­лич­но-пра­во­вых об­ра­зо­ва­ний в ли­це упол­но­мо­чен­ных ор­га­нов не­дви­жи­мое иму­ще­ство, яв­ляв­ше­е­ся вы­мо­роч­ным, у граж­дан - по­след­них его при­об­ре­та­те­лей, пра­во соб­ствен­но­сти ко­то­рых и за­кон­ность всех пред­ше­ство­вав­ших при­об­ре­те­нию это­го пра­ва сде­лок при­зна­ва­лись го­су­дар­ством в рам­ках го­су­дар­ствен­ной ре­ги­стра­ции прав на не­дви­жи­мое иму­ще­ство и сде­лок с ним.
Со­от­вет­ствен­но, пред­ме­том рас­смот­ре­ния Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции по на­сто­я­ще­му де­лу яв­ля­ет­ся по­ло­же­ние пунк­та 1 ста­тьи 302 ГК Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции, преду­смат­ри­ва­ю­щее пра­во соб­ствен­ни­ка ис­тре­бо­вать при­над­ле­жа­щее ему иму­ще­ство от доб­ро­со­вест­но­го при­об­ре­та­те­ля в слу­чае, ко­гда это иму­ще­ство вы­бы­ло из вла­де­ния соб­ствен­ни­ка по­ми­мо его во­ли, - при­ме­ни­тель­но к слу­ча­ям ис­тре­бо­ва­ния жи­ло­го по­ме­ще­ния, яв­ляв­ше­го­ся вы­мо­роч­ным иму­ще­ством.

2. В со­от­вет­ствии с Кон­сти­ту­ци­ей Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции, ее ста­тья­ми 1, 8 (часть 2), 18, 19 (ча­сти 1 и 2), 34 (часть 1), 35 (ча­сти 1 и 2) и 40 (часть 1), в Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции как пра­во­вом го­су­дар­стве каж­дый впра­ве иметь в соб­ствен­но­сти иму­ще­ство, вклю­чая жи­лое по­ме­ще­ние, вла­деть, поль­зо­вать­ся и рас­по­ря­жать­ся им на ос­но­ве прин­ци­пов юри­ди­че­ско­го ра­вен­ства и спра­вед­ли­во­сти, сво­бо­ды эко­но­ми­че­ской де­я­тель­но­сти, в том чис­ле сво­бо­ды до­го­во­ра, за­щи­ты рав­ным об­ра­зом част­ной, го­су­дар­ствен­ной, му­ни­ци­паль­ной и иных форм соб­ствен­но­сти; при этом пра­во соб­ствен­но­сти и сво­бо­да до­го­во­ра как не­об­хо­ди­мые эле­мен­ты кон­сти­ту­ци­он­но­го ста­ту­са лич­но­сти, на­ря­ду с дру­ги­ми не­по­сред­ствен­но дей­ству­ю­щи­ми пра­ва­ми и сво­бо­да­ми, опре­де­ля­ют смысл, со­дер­жа­ние и при­ме­не­ние за­ко­нов, де­я­тель­ность за­ко­но­да­тель­ной и ис­пол­ни­тель­ной вла­сти, мест­но­го са­мо­управ­ле­ния и обес­пе­чи­ва­ют­ся пра­во­су­ди­ем.
Со­глас­но Кон­сти­ту­ции Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции пра­во соб­ствен­но­сти и иные иму­ще­ствен­ные пра­ва га­ран­ти­ру­ют­ся по­сред­ством пра­ва на су­деб­ную за­щи­ту (ста­тья 46, часть 1), ко­то­рая в си­лу ее ста­тей 17 (часть 3), 19 (ча­сти 1 и 2) и 55 (часть 3) долж­на быть пол­ной и эф­фек­тив­ной, от­ве­чать кри­те­ри­ям про­пор­ци­о­наль­но­сти и со­раз­мер­но­сти, с тем что­бы был обес­пе­чен ба­ланс прав и за­кон­ных ин­те­ре­сов всех участ­ни­ков граж­дан­ско­го обо­ро­та - соб­ствен­ни­ков, кре­ди­то­ров, долж­ни­ков; воз­мож­ные огра­ни­че­ния фе­де­раль­ным за­ко­ном прав вла­де­ния, поль­зо­ва­ния и рас­по­ря­же­ния иму­ще­ством и сво­бо­ды до­го­во­ров так­же долж­ны от­ве­чать тре­бо­ва­ни­ям спра­вед­ли­во­сти, быть адек­ват­ны­ми, про­пор­ци­о­наль­ны­ми, со­раз­мер­ны­ми, не иметь об­рат­ной си­лы и не за­тра­ги­вать су­ще­ство, ос­нов­ное со­дер­жа­ние дан­ных кон­сти­ту­ци­он­ных прав; са­ма же воз­мож­ность огра­ни­че­ний и их ха­рак­тер долж­ны обу­слов­ли­вать­ся не­об­хо­ди­мо­стью за­щи­ты кон­сти­ту­ци­он­но зна­чи­мых цен­но­стей.

Читайте подробнее...
 

Гладышева Светлана

Консультация: +7 (916) 082-87-59
Почта: info(@)gladysheva.ru

Почта: goodflat77@gmail.com