СТАТЬИ

Органы власти признали наличие проблемы
16.03.2015

Резолюция по итогам работы круглого стола на тему: «Анализ текущей ситуации в сфере соблюдения органами государственной власти и местного самоуправления конституционных прав граждан при истребовании у них квартир».

20.02.2015 г. в Общественной палате Российской Федерации по инициативе участников социально значимого проекта «Защити своё жильё!» в формате круглого стола состоялось обсуждение темы: «Анализ текущей ситуации в сфере соблюдения органами государственной власти и местного самоуправления конституционных прав граждан при истребовании у них квартир». В обсуждении приняли участие представители Общественной палаты Российской Федерации, Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, Уполномоченного по правам человека в городе Москве, Верховного Суда Российской Федерации, Генеральной прокуратуры Российской Федерации, Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии, Федеральной нотариальной палаты, представители научного и адвокатского сообществ, представители общественности.

Основная цель мероприятия

Анализ ситуации, связанной с нарушением конституционных прав граждан (в частности статей 2 и 18 Конституции Российской Федерации) при истребовании у них квартир по искам органов государственной власти и местного самоуправления, а также привлечение внимания к данной проблеме Верховного Суда Российской Федерации, Генеральной прокуратуры Российской Федерации, Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии.

Основные выводы по итогам обсуждения

1. В качестве формального основания для истребования квартир от граждан в порядке применения статей 301 и 302 Гражданского кодекса Российской Федерации органами государственной власти и местного самоуправления (инициаторами судебных исков), а также судами указываются обстоятельства, связанные с первоначальным незаконным выбытием жилых помещений из государственной или муниципальной собственности. При этом участники круглого стола отмечают, что подобное незаконное выбытие не может происходить без участия (действий или бездействия) представителей органов государственной власти или местного самоуправления.

2. По ряду дел вышеуказанной категории имеются установленные правоохранительными органами и судами факты участия в мошеннических действиях, направленных на хищение из государственной или муниципальной собственности жилых помещений, нотариусов, представителей органов власти, в том числе правоохранительных, работников паспортных столов и жилищных организаций.

3. Участники круглого стола отмечают, что важными обстоятельствами, которые способствуют первоначальному незаконному выбытию жилых помещений из государственной или муниципальной собственности, являются как недостатки в процедурах государственной регистрации прав собственности на недвижимое имущество и сделок с ним, так и ненадлежащее исполнение государственными регистраторами своих прямых обязанностей.

4. При подаче исков об истребовании жилых помещений от граждан – последних приобретателей органами государственной власти и местного самоуправления игнорируется то обстоятельство, что удовлетворение подобных исков нарушает конституционные права вышеуказанных граждан. Вышеуказанными органами не принимается во внимание и то, что у них имеется возможность использовать иные способы защиты нарушенного права. Например, предъявление исков о взыскании ущерба к лицам, в том числе к государственным и муниципальным служащим, ответственным за первоначальное незаконное выбытие жилых помещений из государственной или муниципальной собственности.

5. При рассмотрении исков органов государственной власти и местного самоуправления об истребовании жилых помещений от граждан судами полностью игнорируется роль должностных лиц органов государственной власти и местного самоуправления в первоначальном незаконном выбытии жилых помещений из государственной или муниципальной собственности. Данный вопрос не находит своего отражения ни в судебных решениях об изъятии жилых помещений у граждан, в том числе у добросовестных приобретателей, ни в частных определениях судов (которые не выносятся вообще), ни в результатах служебных расследований (которые органами государственной власти и местного самоуправления не проводятся).

6. При рассмотрении исков органов государственной власти и местного самоуправления об истребовании жилых помещений от граждан, суды в подавляющем большинстве случаев не рассматривают данные иски с точки зрения их соответствия положениям статей 2 и 18 Конституции РФ, статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статьи 1 Протокола №1 к вышеуказанной Конвенции, что неизбежно приводит к нарушению конституционных и конвенциональных прав граждан при принятии судами решений об истребовании от них жилых помещений и их выселении. В том незначительном количестве дел, в которых суды применяли вышеуказанные положения Конституции РФ и Конвенции о защите прав человека и основных свобод, ожидаемо выносились решения об отказе в удовлетворении требований об истребовании жилых помещений от граждан и их выселении. При этом органы государственной власти, выступающие в качестве истцов, не выходили в апелляционные инстанции с ходатайствами об отмене подобных судебных решений.

7. Участники круглого стола отмечают неоднозначность и противоречивость судебной практики применительно к толкованию положений статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации. По мнению участников круглого стола, причина подобной ситуации усматривается в том, что ни законодательство, ни разъяснения Верховного суда Российской Федерации не раскрывают содержания таких ключевых для вышеуказанной категории гражданских дел понятий как «добросовестность», «воля» и «выбытие помимо воли».

Например, как следует рассматривать длительное отсутствие интереса к судьбе пустующего жилого помещения - выморочного имущества (юридическое бездействие) со стороны органов государственной власти или местного самоуправления? По мнению участников круглого стола, представляется обоснованной точка зрения, согласно которой такое длительное бездействие следует рассматривать как выражение воли (согласия, одобрения) на распоряжение жилым помещением. При этом необходимо принимать во внимание и то, что именно такого рода бездействие со стороны органов власти создает объективные предпосылки для совершений мошеннических действий в отношении подобного имущества.

8. Неясным остается и вопрос о том, каковы критерии «добросовестности», которые позволяли ли бы гражданину после совершения совокупности юридически значимых действий (необходимых и достаточных с точки зрения государства) быть уверенным в том, что его статус добросовестного приобретателя недвижимого имущества однозначно не вызывает сомнений (в первую очередь у самого государства). К сожалению, ни законодательство, ни правоприменительная практика не выработали подобных критериев, что не позволяет достоверно отличать добросовестного приобретателя от недобросовестного. А это ставит под сомнение обоснованность всех судебных постановлений, в которых содержатся выводы судов о недобросовестности граждан - последних приобретателей жилых помещений, в отношении которых органы государственно власти подают иски об изъятии жилых помещений и выселении.

9. При отсутствии в российском законодательстве и правоприменительной практике однозначно определенных критериев добросовестности возникает вопрос о поиске иных подходов, которые позволяли бы более адекватно и справедливо подходить к вопросу изъятия жилых помещений у граждан. В частности, по мнению участников круглого стола, представляется обоснованной точка зрения, которая заключается в том, что российским судам в соответствии с международными обязательствами России и положениями Конституции Российской Федерации необходимо использовать в своей практике правовые подходы, выработанные Европейским Судом по правам человека. Речь идет о критериях, которыми руководствуется Европейский Суд при анализе конкретных дел на предмет наличия или отсутствия нарушений Конвенции о защите прав человека и основных свобод. А именно: применимость соответствующей статьи Конвенции к обстоятельствам дела; наличие соответствующего права; наличие или отсутствие вмешательства государства в право заявителя; способ вмешательства государства в право заявителя; соответствие вмешательства закону; качество самого закона (в случае постановки вопроса об этом); наличие законной цели для вмешательства в право заявителя; необходимость вмешательства в демократическом обществе; пропорциональность вмешательства; соразмерность вмешательства. При этом особого внимания заслуживает правовая позиция Европейского Суда о том, что «риск совершения ошибки органом государственной власти должно нести государство, и эти ошибки не должны исправляться за счет заинтересованного лица» (см. Постановления Европейского Суда по делам «Гладышева против России» и «Столярова против России»).

10. Отдельного упоминания заслуживает вопрос, связанный с исчислением судами сроков исковой давности в делах вышеуказанной категории, о пропуске которых заявляют граждане. Судами не учитывается тот момент, что органы государственной власти и местного самоуправления, обращаясь в суд с исками об истребовании жилых помещений от граждан и их выселении, действуют не в своих собственных интересах, а в интересах государства. Например, государство в подавляющем большинстве случаев не может не знать о смерти того или иного гражданина (большинство дел вышеуказанной категории так или иначе связаны с неправомерными действиями «представителей» умерших или «наследников»).

Органы записи актов гражданского состояния (ЗАГСы), фиксирующие факты смерти граждан, а также правоохранительные органы входят в состав органов власти, действующих на той же территории, где происходит незаконное выбытие имущества. Таким образом, как уже упоминалось, государство, в лице вышеуказанных органов власти, безусловно, в подавляющем большинстве случаев имеет точную информацию о дате смерти того или иного гражданина. Отсутствие соответствующих процедур или недостатки в существующих процедурах межведомственного взаимодействия, которые не позволяют тому или иному органу власти своевременно получить информацию о смерти гражданина от иных органов власти не может рассматриваться как аргумент в пользу органов государственной власти или местного самоуправления, обращающихся в суд с исками об истребовании жилых помещений от граждан и их выселении. По мнению участников круглого стола, представляется обоснованной точка зрения, в соответствии с которой течение срока исковой давности для органов государственной власти или местного самоуправления, обращающихся в суд в интересах государства, начинается с того дня, когда государство в лице соответствующего органа узнало или должно было узнать о наступлении соответствующего события. А не с того момента, когда об этом событии «узнал» тот или иной конкретный орган власти, решивший обратиться в суд в интересах государства.

11. В связи с большим количеством жалоб граждан России в Европейский Суд по правам человека на нарушение их прав при изъятии у них жилых помещений в результате удовлетворении исков национальных органов государственной власти и местного самоуправления, а также имеющихся случаев пересмотра Верховным Судом Российской Федерации судебных постановлений по делам вышеуказанной категории, по мнению участников круглого стола, существует объективная необходимость в более детальной проработке процедур, направленных на полное восстановление права собственности граждан при исполнении определений судов о повороте исполнения отмененных судебных решений. В том числе речь идет о восстановлении в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним первоначальных записей о регистрации права собственности граждан на соответствующие жилые помещения, существовавшие до изъятия у них этих жилых помещений на основании впоследствии отменных судебных постановлений.

12. Участники круглого стола выразили озабоченность по поводу наметившейся в судебной практике ориентации на признание выражения «воли собственника на отчуждение имущества» только при участии в акте отчуждения (например, приватизации) сотрудников органа власти или иной организации, которым на соответствующей территории поручено управление недвижимым имуществом, в том числе жилищным фондом. При этом незаконные действия сотрудников других государственных органов, которые приводят к отчуждению государственного имущества, выражением воли собственника, по мнению судебных органов, не являются. Такова, например, ситуация в подмосковной Щербинке (мкр-н Щербинка района Южное Бутово г. Москвы), где незаконные действия по отчуждению квартир, построенных по контракту с Министерством обороны Российской Федерации, осуществляли служащие квартирного управления этого государственного ведомства. По мнению участников круглого стола, единственным свидетельством выражения воли государства на отчуждение имущества должен являться факт внесения соответствующей записи в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним. При этом государственный регистратор, действующий в рамках своих полномочий, имеет все возможности по проверке юридической чистоты представленных ему документов. Более того, подобная проверка входит в круг его служебных обязанностей.

13. По мнению участников круглого стола, в совокупности вышеизложенные выводы создают объективную предпосылку для постановки вопроса о необходимости разработки правового механизма, позволяющего с учетом изложенных обстоятельств пересмотреть все судебные постановления об истребовании жилых помещений от граждан и их выселении, вынесенные по вышеуказанной категории дел.

14. По мнению участников круглого стола, большая часть вышеизложенных выводов справедлива не только по отношению к ситуации истребования жилых помещений от граждан по искам органов государственной власти и местного самоуправления, но и к ситуации, когда истребование имущества осуществляется судами по искам частных лиц.

Исходя из вышеизложенного, принимая во внимание широкий общественный резонанс, который вызывает рассмотренная на круглом столе проблема, а также ее социальную значимость, участники круглого стола предлагают Общественной палате Российской Федерации на основе всестороннего и полного анализа ситуации, с учетом изложенных выводов, подготовить Заключение о нарушениях законодательства Российской Федерации и международных обязательств Российской Федерации при рассмотрении дел об истребовании в судебном порядке жилых помещений от граждан и их выселении по искам органов государственной власти и органов местного самоуправления. В вышеуказанном Заключении Общественной палаты Российской Федерации, по мнению участников круглого стола, было бы целесообразно дать рекомендации органам государственной власти и местного самоуправления, направленные как на защиту, так и на восстановление нарушенных прав граждан из вышеуказанной категории лиц.

>Источник: Общественная палата Российской Федерации

ДРУГИЕ СТАТЬИ